"...В книгах живут думы прошедших времен..." (Карлейль Т.)

В стране вечных каникул (8)





Анатолий Алексин                                                                                                         Рисунки М.Беломлинского


 
   В тот день я на своем персональном троллейбусе подкатил к Дому культуры медицинских работников немного раньше обычного: мне хотелось посмотреть, как мои приятели в масках будут переходить границу Страны Вечных Каникул.

   На охране границы, как всегда, стоял массовик дядя Гоша. Увидев меня, он удивился:

   - Так рано? У нас еще артисты не в полном сборе.

   - Хочу немного подышать свежим воздухом, - ответил я. - Что-то меня в троллейбусе укачало.

   - Растрясло, наверное, - посочувствовал дядя Гоша. - Понятное дело: пустой вагон!

   Я стал прогуливаться возле входа, широко раздувая ноздри, втягивая в них холодный воздух, и время от времени охлаждал лоб комочками снега, - дядя Гоша с сочувствием смотрел, как я прихожу в себя.

   Но прогуливался я недолго. Вскоре из переполненного троллейбуса выкатились три моих приятеля в масках. Выходившие вслед за ними пассажиры громко возмущались:

   - Без-зобразие! Ребенка напугали!

   В троллейбусе плакала девочка.

   - Какого ребенка! Я сама чуть не получила разрыва сердца - повернулась и вижу: медведь!..

   Жора в маске медведя выглядел абсолютно взрослым: он был на полголовы выше массовика.

   Дядя Гоша стал отмечать что-то в своем блокноте:


   - Та-ак, хорошо! Один медведь пришел! Ослов у нас, помнится, вчера не было... И мартышек...

   Он пристальным взглядом окинул невысокого Валерика в маске осла и Мишку Парфенова, изображавшего проказницу-мартышку.

   - Это - со мной: из детской самодеятельности! - пробасил Жора.

   - Не могли, что ли, за кулисами загримироваться?

   - Мы с другой Елки: Какие еще Елки в феврале?!

   Я в этот момент ахнул и схватился за виски.

   - Тебе плохо? - всполошился массовик: он берег единственного в мире каникуляра.

   Ребята скрылись а подъезде Дома культуры. И мне как-то сразу полегчало.

   Когда в вестибюле грянул оркестр, я шепнул своим друзьям:

   - Слышите? Для меня одного!

   И взглянул на Валерика. Но его ослиная маска ничего не выражала: ни восторга, ни удивления.

   Конечно, я давно уже мог попросить Деда Мороза переменить программу елочного представления, показать мне что-нибудь новенькое. Но я боялся: а если в другой программе не будет знаменитых соревнований, которые я так привык выигрывать? И не будет призов, к которым я тоже очень привык!

   Когда с белокаменной лестницы ринулись мне навстречу лисы, зайцы и скоморохи, я снова шепнул:

   - Видите? Все для меня одного?

   К Жоре подбежал дядя Гоша:

   Ты, медведь, из какой концертной организации? Почему стоишь со своим ослом из детской самодеятельности на одном месте? И с мартышкой тоже... Почему не работаете?

   - Мне очень приятно, что они стоят рядом, - сказал я. - Это меня очень развлекает!

   Дядя Гоша виновато отступил:

   - Твое слово для нас - закон!..

   - Видишь, как он меня слушается? - шепнул я Валерику. - Что захочу, то и делать будет!

   Но ослиная физиономия даже не дрогнула. "А что там, за масками? - думал я. - Наверно, в себя не могут прийти от восторга и удивления!"

   Но, поднявшись в фойе Дома культуры, осел, медведь и мартышка пришли в себя очень быстро. Вместо того чтобы развлекать меня, они сами сразу же взобрались на деревянных карусельных коней и стали кружиться. Потом они скатились вниз с деревянной горки... Но внизу их уже поджидали разные "звери" из концертных организаций:

   - Мы работаем, а вы катаетесь! Развлекаться сюда пришли, что ли?

   Конечно, мои друзья пришли развлекаться. Но находчивый Жора ответил:

   - Это он нас попросил. Мне, говорит, самому надоело кружиться и кататься: хочу посмотреть, как у вас получится!

   - Да, - подтвердил я, - это так интересно: смотреть, как другие катаются!

   - Ну, если тебе интересно, тогда другое дело: все - для твоего удовольствия!

   И я после этого сразу попросил моих друзей пойти пострелять в тире: мне это тоже было очень приятно! А потом они сами стали ко мне обращаться:

   - Ты просишь нас посмотреть мультфильмы? Ты просишь нас сбегать в комнату сказок?

   И я просил!

   "Как это здорово! - думал я. - Все зависит от моего желания: захочу - и будут кататься, захочу - и увидят фильмы!.."

   А потом начался концерт. И мне показалось, что я не слышал накануне этих песен и не видел этих танцев... Все было как-то по-новому, потому что со мной в зале сидели мои друзья.

   Но друзьям не сиделось. И когда Дед Мороз объявил знаменитые соревнования "Кто всех быстрее? Кто всех ловчее? Кто всех умнее?", все трое подняли руки, словно они были в классе и хотели ответить на вопрос учительницы.

   Этого, конечно, я предвидеть не мог.

   - Странные какие-то звери, - негромко сказал Дед Мороз своему помощнику дяде Гоше. - В одних масках, без шкур...

   - Это - не профессиональные звери, - пояснил массовик. - Они из самодеятельности.

   - Ах, так? Тогда объясните ми, что в соревнованиях могут участвовать только каникуляры и каникулярки: мы здесь работаем, а не развлекаемся.

   - Помоги-и нам, - умоляюще прошептала мне в ухо проказница-мартышка. Казалось, она вот-вот расплачется. - Заступи-ись... Ведь ты здесь всесильный!

   Я вскочил со своего места:

   - Меня бы очень развлекло, если бы они приняли участие в соревнованиях. Я получил бы от этого огромное удовольствие! Просто наслаждение!..

   - Просьба каникуляра для нас - закон!

   Как жалко, что я в тот момент не мог сдернуть с Валерика его ослиную маску: мое слово было законом для Деда Мороза! Для самого повелителя всех елочных праздников, при одном появлении которого дети начинают прыгать и вопить не своим голосом! Неужели и это не поразило моего лучшего друга?

   Дед Мороз застыл с секундомером в руке возле елки, а я, как всегда, оседлал "старого, но боевого коня", пришпорил его и поехал по кругу.

   Я именно не помчался, как в тот первый день, а всего-навсего поехал, потому что за полмесяца я привык уже, сидя на кожаном велосипедном седле, еле-еле шевелить ногами. "Быстрей, быстрей!" - подгонял я самого себя: мне вдруг очень захотелось выиграть у своих друзей самому, без помощи волшебной силы! Но "старый конь" не слушался меня и "плелся рысью как-нибудь"...

   Велосипед был один, и поэтому соревнующиеся садились на него по очереди. Вторым сел Жора. Он был лучшим спортсменом из нас четверых, но велосипед был ему мал: Жорины ноги смешно сгибались в коленях, а колеса крутились не быстрей, чем у меня.

   Валерик в маске осла тоже не продемонстрировал рекордной скорости. И первое место, таким образом, заняла проказница-мартышка.

   - Тебе доставит удовольствие, если я вручу мартышке победный приз? - спросил Дед Мороз.

   - Я буду просто счастлив! Это так развлечет меня, так развлечет!.. - сказал я, хоть на самом деле мне было не до развлечений.

   - Но ведь там пастила и шоколадная медаль...

   - И пряники! - радостно подхватил я. - Пусть мартышка получит все это. Я нарочно проиграл соревнование, чтобы она могла полакомиться в свое удовольствие. Или, верней сказать, в мое удовольствие!

   - Как это - нарочно проиграл? - запротестовала мартышка голосом Мишки, - тогда давай переиграем!

   - Сразу видно, что это - не профессиональная мартышка, - шепотом утешил меня дядя Гоша. - Настоящие мартышки никогда не спорят со зрителем. Тем более - с каникуляром!

   А потом дядя Гоша установил свои металлические обручи и стал по очереди завязывать нам глаза.

   "Может, подбежать к Деду Морозу, - подумал я, - и тихонечко шепнуть ему на ухо: "Очень хочу быть всех ловчее и всех умнее!"

   Нет, мне почему-то упрямо хотелось испробовать свои собственные силы и выиграть без помощи волшебства! Я вступил во второе соревнование...  

   Наш Жора бегал с завязанными глазами лучше, чем с «развязанными». Он сразу проскочил через три кольца, не задев ни одного. Потом он зачем-то с завязанными глазами покачался на турнике, приготовленном для следующего акробатического номера. И, наконец, все так же, не снимая повязки, прошелся по залу на руках.

   - Мне доставит огромное удовольствие… я развлекусь сразу на пять дней вперед, если ему будет вручен победный приз! – сказал я чуть не плача, потому что сам умудрился свалить три кольца из трех возможных.

   С укором поглядывал я на Деда Мороза и его помощника дядю Гошу: «Приучили меня соревноваться с самим собой. И побеждать без всякой борьбы… Приучили! Но зато в третьем соревновании я все равно окажусь впереди: загадки и отгадки мне хорошо известны!»

   «Кто всех умнее?» - провозгласил Дед Мороз.

   Дядя Гоша обвязал свою лысину чалмой, принял таинственную позу факира и начал:

   - Два кольца, два конца, а посередине – гвоздик!..

   Мы все трое отгадали три его загадки.

   Проказница-мартышка, осел да косолапый мишка не давали мне хоть на секунду опередить себя: они выкрикивали ответы в один голос со мной. Невесело было мне на этом елочном празднике! «Хороши товарищи! Я их пригласил, помог пройти без билета… И вот благодарность!»

   Как в ответственном футбольном матче, где в случае ничейного исхода дается дополнительное время, дядя Гоша предложил нам четвертую,  дополнительную загадку. Скрестив руки на груди, он продекламировал:

С длинной-длинной бородой,

Бородой почти седой,

С нами в праздник очень дружен,

Всем нам в праздник очень нужен…

Дайте быстро мне ответ:

Как зовется сей предмет?

   - Дед Мороз! – дружно выкрикнули мы с Жорой и Мишкой Парфеновым.

   - Обычная ошибка! – торжествующе ответил дядя Гоша. – В том-то и тонкость и остроумие этой загадки, что не Дед Мороз!..

   - Извини… Но разве Дед Мороз – это предмет? – шепнул мне сквозь свою ослиную маску Валерик.

   - Одушевленный предмет! – возразил я.

   - С каникуляром спорить не полагается, - одернул Валерика дядя Гоша. – Облегчаю загадку: даю наводящую рифму… Внимание!

Дайте быстро мне ответ:

Как зовется сей предмет?

Но подумайте сначала!

Сей предмет зовут…

   - Мочало, - спокойно сказал Валерик.

   - Молодец, осел! – воскликнул дядя Гоша. – Хоть и из самодеятельности, а молодец!

   - Но почему же только в праздник сей предмет нам очень нужен? – тихо спросил я у Валерика.

   - Наверно, дядя Гоша моется только по праздникам, - шепотом ответил он.

   Итак, медведь оказался ловчее меня, осел – умнее… а мартышка лучше меня каталась на велосипеде.

   Вид у меня был мрачный. По дороге домой Жора с Мишкой стали меня утешать:

   - Вот если бы Дед Мороз устроил соревнование «Кто всех сильнее?» - ты бы нас сразу победил. Положил бы на обе лопатки!

   - Вот если бы нужно было поднимать гири, а не прыгать сквозь кольца, ты бы сразу занял первое место!

   Валерик молчал. Он не возражал ребятам, не спорил с ними, хоть Дед Мороз не мог заставить его поверить в мою силу, как он заставил Жору и Мишку. Я знал об этом, и мне было стыдно перед своим лучшим другом.

   Вернувшись домой, я поспешно набрал две двойки и попросил:

   - Соедини меня, Снегурочка, с Дедом Морозом.

   Услышав в трубке голос своего покровителя, я быстро-быстро заговорил:

   - Дедушка, у меня есть одно предложение! Расколдуй всех моих приятелей: пусть они мною не восхищаются. И не хвалят меня… А вместо этого заколдуй одного только Валерика! Чтобы он уважал меня, и хвалил, и хотел со мною дружить, как прежде…  

   - О. как тяжело мне тебе отказывать! Но ты просишь о невозможном.

   - Ведь ты же волшебник высшей квалификации!

   - Да… так считают.

   - И ты не можешь этого сделать?

   - Нет.

   - Почему же?!

   - Может, когда-нибудь ты узнаешь об этом.

   - Когда?

   - Когда придет время.

   - А когда придет это время?

   - Когда пробьет час!

   - А когда пробьет час?

   - О. спроси меня о чем-нибудь другом. Задай мне любой вопрос.

   - Хорошо. Я задам. Я спрошу!.. К чему готовятся ребята?

   - О. не терзай мое сердце! Мне так тяжело тебе отказывать! Ведь я уже объяснял, что сказка имеет свои законы. И все-таки я отвечу тебе… Но без всяких подробностей. В самых общих чертах…

   - Конечно! Конечно!.. Без всяких подробностей!

   - И только в порядке исключения…

   - Конечно! Конечно!..

   «И какая же это хорошая фраза: «в порядке исключения», - подумал я. – С ее помощью можно делать все, чего делать не полагается!»

   - Они готовятся ко дню открытия…

   - Чего? – нетерпеливо перебил я.

   - Кружка юнукров!

   - Юнукров?..

   - Больше я ничего не скажу. Никаких подробностей. Я и так уже нарушил ради тебя законы сказки!

   - Но, дедушка, может быть, ты ошибся? Наверно, кружок юнкоров? Юных корреспондентов?

   - О, ты обижаешь меня: я никогда бы не посмел вводить в заблуждение каникуляра!

   Вообще-то Дед Мороз разговаривал как все обычные люди, но только часто употреблял восклицание «о!»  Одна эта буква, поставленная вначале,  придавала его фразам некоторую торжественность. И я, сам того не замечая, тоже стал иногда восклицать: «О, я пойду во двор! О, дайте мне вилку!..»

   - О, дайте мне немного подумать! – сказал я маме и папе после телефонного разговора с Дедом Морозом.

   И ушел на улицу… Мне хотелось побыть наедине со своими мыслями, разгадать, кто же такие эти юнукры?

   «Юнукры? – размышлял я. – Может быть, это – «юные украшатели»? Но что они украшают? Школьный двор? Или улицу? Ничего интересного! А может быть, «юные укрепители»? Но что они укрепляют? Дисциплину в школе? Тоже нашли занятие! А если ни то ни другое? Кто может ответить мне, объяснить?.. Конечно, только Валерик: ведь он не подчиняется законам сказки. Он может, если захочет!»

   Через несколько минут я был у Валерика:

   - Дай слово, что ответишь мне на один вопрос?

   - Прости, но я должен знать, на какой именно.

   - Кто такие юнукры? Объясни!

   - А тебе очень интересно узнать?

   - О. просто до смерти интересно! – воскликнул я.

   - Ну ладно… Смотри на меня внимательно: в оба глаза! Слушай меня внимательно: в оба уха! Это – юные укротители! Сокращенно получается: юнукры. Понимаешь?

   - Понимаю… И чем же вы будете заниматься?

   - Дрессировать, укрощать…

   - Кого?

   - Когда закалим свою волю по-настоящему, может быть, даже и хищников. А пока – собак, кроликов, ежей, белых мышей… Но, главным образом, кошек!

   - Почему? – удивился я.

   - Потому что многие хищники принадлежат к семейству кошачьих. Мы будем на кошках привыкать, тренироваться… Ты вообще-то, я надеюсь, знаешь, что отряд хищных делится на разные семейства? И семейство кошачьих как раз в этом отряде. А наша домашняя кошка, между прочим, произошла от дикой нубийской буланой кошки, потомки которой и сейчас живут в Африке.

   - Это в учебнике зоологии написано?

   - Да.

   Валерик в последнее время часто произносил разные цитаты из учебников. Мне хотелось тоже пощеголять такими умными фразами, но я не мог: мама, заколдованная Дедом Морозом, спрятала все мои учебники в шкаф и заперла их на ключ.

   - День открытия кружка станет у нас  как бы традиционным днем юных укротителей, - продолжал Валерик. – И через год, и через два, и через три мы будем устраивать в этот день представления, сеансы дрессировки и парады юнукров. Каждый юный укротитель будет вести на поводке или нести на руках свое подшефное животное.

   - На этих парадах представители семейства кошачьих сожрут всех ваших белых мышей, - сказал я.

   - Мы установим мир и дружбу между животными! А ежи, кстати, тоже едят мышей. И поэтому считаются очень полезными, - сообщил Валерик.

   - Так в учебнике написано?

   - А что?

   - Я учебников не читаю.

   - Это известно.

   - А меня примете? – тихо спросил я.

   - Куда? В кружок? Просто не сможем.

   - Та-ак…

   - Пойми: ты никак не можешь стать юнукром!

   - Почему?

   - У юнукров должна быть воля! И потом… мы будем дрессировать на научной основе. А ты учебников не читаешь. Сам ведь сказал!

   - Та-ак… Понятно. Значит, я вам открыл вход в Дом культуры, а вы для меня вход закрываете… 


 
продолжение