"...В книгах живут думы прошедших времен..." (Карлейль Т.)

Ленька-садовник 5



Повесть


  Алексей Леонов
  Рисунки Т. Капустиной
   День вечереет, небо опустело. Гул молотилки слышен на гумне...
Я вижу, слышу, счастлив. Все во мне.
  (И. Бунин "Вечер")
 

 
  18

   Вечером, накануне отъезда, к Леньке собрались ребята. Он засветло обошел окрестности деревни, осмотрел все овражки, кустики. В сад он не зашел. Проходя мимо, взглянул на яблони. У шалаша никого не было видно. Измаила тоже не было у шалаша, он облюбовал себе место под плотиной, в обрывистом овраге.
   Ребята сидели у избы, мечтали. Колька Колпаков собирался тоже в ремесленное училище. Обижался на Леньку, что он не сказал ему, когда сам записывался.
   - Ты еще маленький, - сказал Ленька. - Подрасти, потом пойдешь на мое место. А пока учись получше.
   Шурка с Федькой завидовали Леньке. Они тоже с радостью уехали бы, но не отпускают их из дому. Володька уезжать не собирался:
   - Я на комбайнера пойду учиться. Мне говорил директор в эмтееске, что через два набора возьмет.
   К ребятам подошла Полинка, отозвала Леньку.
   - Пойдем, скажу что тебе.
   - Говори, - сказал он, отступив на несколько шагов от ребят.
   - Подальше пойдем, - Полинка оглянулась, - они услышат.
  Она вывела брата на дорогу.
   - Тебя на плотине девки ждут, велели прийти.
   - Какие, - спросил Ленька.
   - Ну, наши: Ксюшка, Дунька...
   - Приду, - ответил он.
   Девчата стояли у ракиты, бросали в воду комочки земли. Ленька подошел, спросил:
   - Что скажете?
   - Проститься с тобой захотели, - ответила Ксюша. - Можно или ты теперь москвичом стал?
   - Прощайтесь, - сказал Ленька.
   - Ты на нас не обижайся, Лень, - сказала Дуня.
   - А за что мне обижаться, - переспросил Ленька.
   - Вернешься назад-то? - обратилась Ксюшка и взглянула на кусты у спуска.
   Ленька обернулся на ее взгляд. У куста стояла Надя и щипала листья. Он понял, зачем его звали, хотел уйти. Дуня позвала Надю:
   - Подойди сюда, чего там остановилась.
   - Не сказал нам, вернешься ты или нет? - повторила Ксюшка.
   - Не знаю. Может быть, вернусь.
   - Лень, - сказала Дуня, - поговори с Надей, а то уезжаешь, а она... Мы, Надь, на деревне подождем тебя, если недолго будешь.
   Ленька, не глядя Наде в лицо, протянул руку. У Нади в руках были листья. Она передала ему листьев. Он принялся скатывать их в трубочки и бросать в воду. Пока они стояли, утки переплыли с одного берега на другой. Наконец Надя спросила, словно не своим голосом:
   - Уезжаешь?
   - Уезжаю, - ответил Ленька.
   - Письма не пиши мне: отец будет ругаться.
   - Да? - спросил Ленька, словно он обещал ей писать.
   - Если напишешь, то на Ксюшку...
   Она повернулась и пошла прочь. Ему показалось, что она всхлипнула. Он окликнул робко:
   - Надя!
   Она не обернулась.

 

  19

   До Спешнева его мешочек с дорожными продуктами вез Измаил. Ленька и Володька шли пешком, разговаривали. Ленька давал наказ смотреть за домом, беречь от ребят сад, пчел, заступаться за Полинку; наказывал еще писать о новостях, какие будут в деревне - ему казалось, что там сразу с его ухода начались новости.
   В дороге они встретились с почтальоном.
   - Нам писем нет? - спросил Ленька.
   - Писем? - переспросил почтальон и стал открывать сумку. - Писем?
   Почтальоном был глотовский дед. Прозвище у него было Полкан. У Леньки забилось сердце. Раз открывается сумка, значит, есть письмо. От брата или от отца. Ленька успел подумать: "Лучше бы от отца", - и еще: "Хорошо бы два сразу: и от отца и от Мишки".
   У деда дрожали руки. Он прихлопнул крышку сумки и сказал зло, не глядя на ребят:
   - Нет писем. Какие вам письма? Где я их возьму!
   Он пошел от ребят, бормоча что-то. Володька крикнул:
   - Дедушка Полкан, а нам посмотри!
   Ленька дал Володьке подзатыльник:
   - Его не Полканом зовут, что кричишь.
   Почтальон не обернулся. Ребята припустились догонять Измаила, не интересовавшегося ни почтальоном, ни письмами.
   - Чудной какой-то он, - сказал Ленька на бегу. - Он со мной всегда как с большим разговаривал. Учил зимой салазки делать.
   Ленька оглянулся. Дед взошел на бугор, его большая фигура высилась над горизонтом. Леньке вдруг стало не по себе, защемило в груди.
   Он не знал, что в сумке лежало сообщение о том, что его брат Михаил Родин погиб при выполнении боевого задания.

 

  20

   Всю зиму в Москве Ленька тосковал о деревне. Каждую ночь снились ему ребята, девчонки, снился колхозный сад, и особенно часто - мать с сестренкой. Они то пели песни, то плясали наряженные. Ленька знал, что этого нет на самом деле, что без него им скучно и трудно жить, нарядов взять неоткуда. Письма Полинка писала почему-то редко. Он в неделю строчил по три, по четыре, а ему приходило в месяц два письма. Володька за все время прислал одно письмо, всего три строчки о том, что все у них живы-здоровы, того и ему желают, что в деревне зима и холод, что они катаются на салазках, а теперь Володька делает себе лыжи.
   Учился Ленька на формовщика. Когда их привезли в Москву, повели вскорости на завод, водили по цехам выбирать профессии, Леньке хотелось учиться на модельщика, но с пятью классами его в группу модельщиков не зачислили.
   Жалел Ленька, что не учился. Если бы у него было семь классов, он мог бы перейти в типографию, куда направили Зинку и некоторых ребят. Теперь он с ней и не виделся...
   Леньке все чаще казалось, что без него в деревне все не так, что колхозный сад без него за зиму срубят, что ребята, как и он, все разъедутся - и останутся в избах лишь старики да женщины с маленькими ребятами. И представлялась заросшая колючками и крапивой деревенская земля, высохший пруд, спиленные деревья. Он забывал об уроках, о работе - его окликали, мастер сердился, что он ленится, но Ленька не мог с собой сладить.
   Однажды он был дежурным по комнате в общежитии. Дежурные не ходили в цеха на практику. Леньке нравились такие дни. Он с утра вымыл пол, сходил в промтоварный магазин, посмотрел на брошки и серьги со снизками, выбирал, какие купит матери и Полинке с Надькой, когда у него будут деньги. За практику им давали деньги, ребята получали помногу, а он мало, тратил их на мороженое и конфеты очень быстро, но после этого давал себе слово копить деньги на подарки.
   В этот день Леньке пришло три письма. Одно из них было от Ксюшки - он не понял, почему она ему написала, второе написал Володька, а третье нацарапала Полинка. Он положил письма на койку, сел и не знал, какое письмо открыть первым, почему-то растерялся, взяла оторопь. Полинкино письмо было в самодельном конверте, заляпанном вишневым клеем; Ксюшкин конверт был покупной, с нарисованной розой, похожей на капусту; Володька сложил свое письмо уголком, по-красноармейски.
   Из дому в письме прислали рубль. Полинка писала, что живут по-прежнему, а от Мишки еще не было писем и адрес его не знают...
   Володька написал полстранички. Письмо его начиналось так: "Добрый ден веселый час что ты делаешь сичас. Все дела свои бросай и письмо мое читай". А дальше он писал, что Надьке попало от отца за Ленькино письмо, что не надо ей больше писать, что почтальон отдает письма ее отцу, а тот "...и матери твоей читал, насмехался, что ты написал Надьке "цалую". А ты не бойся. Мужики еще вернулись с войны и снимают его из председателев. Скоро лучше станет, а то он овцу колхозную продал, а деньги взял себе и семена из амбара брал".
   Оставалось несколько строчек. Ленька опустил на колени письмо, представил вдруг Надьку. Она в слезах, а ее отец стоит над ней с его письмом... Ему стало стыдно. Не надо было писать...
   Ленька догадался, почему написала ему Ксюшка. Сама Надька не осмелилась писать, попросила подругу.
   За окном просвистел паровоз. Перед окнами училища, по железнодорожной ветке паровоз тянул на завод платформы с металлоломом. Над деревянными домами летали галки и вороны. Ленька вспомнил, что долго не решался писать Надьке, все не знал, какими словами написать, потом взял у ребят альбом с разными песенками и "началами писем" и составил из них свое письмо. Снова Ленька думал о Надьке, о ее отце, о том, что ему надо вернуться домой, вместе с мужиками снять ее отца из председателей...
   Он стал дочитывать Володькино письмо. "Ты просишь Мишкин адрес, а его нету. Его убили... Когда ты уехал, прислали похоронную..."
   Володька просил не плакать и не расстраиваться, потому что у всех не приходят с войны, и просил не писать матери, что он сообщил ему об этом...
   Ленька не мог встать с койки, когда пришли с практики ребята. Они сорвали щеколду с двери... Потом Ленька ходил с мастером к директору и отпросился домой - навсегда.
   Ленька уезжал в родную деревню. Он был убежден, что в деревне от него будет настоящая польза, а в Москве и без него людей много...

 
Конец



Журнал "Костер" 1970-1971

 


назад
- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 -




__________________________________