"...В книгах живут думы прошедших времен..." (Карлейль Т.)

Ломка костей




 
 
Даниил Хармс                                                                                              Рисунки Л. Хачатряна

    Шестьдесят лет назад, в уже далеком 1928 году, в Ленинграде стал выходить детский журнал "Еж", а два года спустя - еще один журнал для детей, "Чиж". Их названия Маршак расшифровал совсем просто: "Еж" - Ежемесячный журнал, "Чиж" - Чрезвычайно интересный журнал. По первым буквам. Журналы и в самом деле были ежемесячные и чрезвычайно интересные.

   Вот одним из самых деятельных и блестящих сотрудников этих журналов - наряду с Маршаком, Олейнииковым, Бианки, Чуковским, Житковым, Введенским, Чарушиным, Пантелеевым и другими - был поэт и прозаик Даниил Хармс.

   Хармс - псевдоним, то есть вымышленное имя Даниила Ивановича Ювачева (11905-1942). Он родился в Петербурге и всю свою жизнь прожил в Петербурге - Петрограде - Ленинграде.
   Даниил Хармс писал стихи, пьесы и рассказы для взрослых, однако при жизни прославился больше своими детскими стихами и рассказами.
   В 30-е годы читатели "Ежа" и "Чижа" знали наизусть, например, его "Вруна":

А вы знаете, что У?
А вы знаете, что ПА?
А вы знаете, что ПЫ?
Что у папы моего
Было сорок сыновей?
И не двадцать,
И не тридцать -
Ровно сорок сыновей!

   Дети знали и любили многие его стихотворения, печатавшиеся в "Ежах" и "Чижах": "Миллион", "Игра", "Иван Иваныч Самовар", "Веселые чижи", сочиненные вместе с Маршаком, "Иван Топорышкин", "О том, как папа застрелил мне хорька", "Удивительная кошка", "Веселый старичок", "Из дома вышел человек"... Они читали в его вольном переводе повесть в стихах и картинках немецкого поэта и карикатуриста Вильгельма Буша "Плих и Плюх"...

   И, конечно, помнили и перечитывали его рассказы из "Ежа" и "Чижа", многие из которых потом выходили отдельными книжками: "Озорная пробка", "О том, как старушка чернила покупала", "Во-первых и во-вторых", "Сказка", "О том, как Колька Панкин летал в Бразилию, а Петька Ершов ничему не верил"...

   Но вот рассказ Даниила Хармса "Ломка костей" до сих пор нигде не печатался. Он сохранился в архиве Хармса, сбереженном его другом Яковом Семеновичем Друскиным и теперь переданном вместе с другими рукописями  Даниила Хармса в Отдел рукописей и редких книг Государственной публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде.

   Наверное, этот рассказ Д. Хармс написал году в 1939-м или 1940-м и не отдал ни в какую редакцию. Но, как вы сами убедитесь, он такой интересный, что и сегодня, как все у Хармса, читается без всякой скуки.

Владимир Глоцер



Ломка костей

   Был у меня приятель. Звали его Василий Петрович Иванов. В 10 лет он был уже ростом со шкап, а к 15 годам он и в ширину так раздался, что стал на шкап походить.
   Мы с ним вместе в одной школе учились. В школе его так и звали "шкапом". Очень он был огромный.
   И сила была в нем страшная. Мы на него всем классом нападем, а он нас, как щенят, раскидает в разные стороны, а сам стоит посередине и смеется.

   Вышел однажды такой случай. Устроили мы в школе вечерний спектакль. И вот во время самого спектакля понадобилось зачем-то на сцену поставить кафедру. Кафедру надо было принести из класса, кафедра  тяжелая, ну, конечно, обратились к Васе за помощью.

   А надо сказать, что во всех классах лампочки были вывернуты, чтобы освещать зал и сцену. А потому в классах было темно.
   Вася кинулся за кафедрой в класс, да в темноте вместо кафедры ухватился за печь, выломал ее из стены и выворотил в коридор. Потом пришлось этот класс ремонтировать и новую печь ставить. Вот какой сильный был мой приятель Вася Иванов.

   Окончить школу Васе не удалось. К учению он был мало способен и, сколько ни учился, так и не мог запомнить, сколько будет семью шесть. Память у него была плохая и сообразительность медленная.
   Я из IV класса в V перешел, а Вася на второй год в IV классе остался. А потом и вовсе из школы ушел и уехал с родителями в Японию.
  
Вот в Японии-то с ним и произошел случай, о котором я хочу рассказать.
   Приехал Вася с родителями в Японию. Родители решили Васю на какую-нибудь службу пристроить. Но служба не подыскивалась. Разве если только грузчиком. Да уж очень это не выгодно.

   Вот кто-то и сказал Васиным родителям:
   - "Да вы, - говорит, - пристройте вашего сына борцом. Вон он какой у вас сильный. А в Японии борьбу любят. Только они в этом деле большие мастера. Так что пусть ваш сын в их школе борцов поучится. И есть тут такая школа, где учитель японец, господин Курано, по-русски хорошо говорит. Так что вашему сыну там как раз удобно будет. Окончит школу и знаменитым борцом станет".

   Обрадовались Васины родители.
   - Где же, - говорят, - эта школа помещается?
   - Там-то и там, - говорят им, - на такой-то японской улице.
   Вот привели Васю родители в японскую школу борьбы. Вышел к ним старичок японец, маленький, желтенький, весь сморщенный, на сморчка похож. Посмотрел на них и по-русски их спрашивает:
   - Вам кого, - спрашивает, - нужно?
   - А нам, - говорят Васины родители, - нужно господина Курано, учителя японской борьбы.

   Старичок японец посмотрел на Васю, ручки потер и говорит:
   - Это я и есть Курано, мастер джиу-джитсу. А вы, я вижу, ко мне ученика привели.
   - Ах! - говорят Васины родители. - Вот он наш сын. Научите его вашему искусству.
   - Что ж, - говорит японский старичок, - видать, ваш сын довольно сильный молодой человек.
   - О! - говорят Васины родители, - такой сильный, что просто ужас.
   - Ну это, - говорит японский старичок, - еще неизвестно. А впрочем, если хотите, я могу взять его на испытание.
   - Очень хотим, - говорят Васины родители. - Возьмите, пожалуйста.

  И вот Вася остался на испытвние у господина Курано, а Васины родители домой ушли.
   - Идемте за мной, - сказал господин Курано и повел Васю за собой, во внутренние комнаты.
   Идет Вася за господином Курано и боится стену плечом задеть, чтобы дом не сломался, такой домик хрупкий, будто игрушечный.

   Вот пришли они в комнату, устланную соломенными ковриками. Стены тоже соломенными ковриками обиты. А в комнате ученики господина Курано занимаются: хватают друг друга за руки, на пол валятся, опять вскакивают и друг друга через голову перебрасывают.
   Господин Курано постоял немного, посмотрел, что-то по-японски полопотал, руками помахал и опять к Васе по-русски обращается.
   - Пусть, - говорит, - мои ученики дальше занимаются, а мы с вами пойдемте вон в ту отдельную комнату.

   Вошли они в пустую комнату, тоже обшитую соломенными ковриками.
   - Ну, - сказал господин Курано, - вы знаете, что такое джиу-джитсу?
   - Нет, - говорит Вася, - не знаю.
   - А это, - говорит господин Курано, - и есть наша наука борьбы. По-русски слово "джиу-джитсу" значит "ломка костей", потому что мы такие приемы знаем, что действительно одним ударом ладони даже  берцовую кость сломать можем. Только вы не бойтесь, я вам костей ломать не буду.
   - Да я и не боюсь, - сказал Вася, - я ведь крепкий.
   - Ну, - говорит господин Курано, - на свою крепость вы особенно не надейтесь. Сейчас мы посмотрим, какая ваша крепость. Снимите вашу куртку и засучите рукава. Я посмотрю, какие у вас на руках мускулы.

   Вася снял куртку, засучил рукава и согнул руку. Мускулы на руке вздулись шарами. Японец ощупал Васину руку и покачал головой.
   - Вот смотрите, - сказал господин Курано, - мы больше всего ценим вот этот мускул, который у вас довольно слабый.
   С этими словами господин Курано засучил свой рукав и показал Васе свою худую жилистую руку.   
   - Вот я руку сгибаю, - сказал господин Курано, - и вы видите вот тут, сбоку на локте шарик. Это и есть мускул, который мы ценим больше всего. А у вас-то он слабый. Ну ничего. Со временем и у вас будет крепкий. А теперь возьмите меня под мышки и поднимите.

   Вася взял господина Курано под мышки и поднял его легко, как маленький пустой свмоварчик.
   - Так, - сказал господин Курано, - теперь поставьте меня обратно на землю.
   Вася поставил господина Курано на пол.
   - Хорошо, - сказал господин Курано, - некоторая сила у вас имеется. А теперь ударьте меня.
   - Хы-хы! - сказал Вася. - Как же это я вас ударю?
   - А так, возьмите и ударьте! - сказал господин Курано.
   - Мне как-то совестно! - сказал Вася.
   - Ах! - с досадой сказал господин Курано. - Какие глупости! Говорят вам, ударьте меня! Ну? Ударьте же!

   Вася посмотрел на господина Курано. Это был маленький жиденький старичок, чуть не в два раза меньше Васи, с морщинистым личиком и прищуренными глазками. Один Васин кулак был  не меньше головы господина Курано.
   "Что же, - подумал Вася. - Я его ударю. а он тут и скончается".
   - Ну же, ударьте меня! Ударьте меня! - кричал господин Курано.
   Вася поднял руку и нерешительно толкнул господина Курано в плечо.
   Господин Курано слегка покачнулся.
   - Это не удар! - крикнул он. - Надо бить сильнее!

   Вася слегка ударил господина Курано в грудь.
   - Сильнее! - крикнул господин Курано.
   Вася ударил сильнее. Господин Курано покачнулся, но продолжал стоять на ногах.
   - Сильнее! - крикнул он.
   Вася ударил еще сильнее. Господин Курано сильнее покачнулся, но все же на ногах устоял.
   - "Ишь ты!" - подумал Вася.
   - Сильнее! - крикнул господин Курано.
   "Ладно же!" - подумал Вася, развернулся и что есть силы ударил кулаком в господина Курано.

   Но господина Курано перед Васей не оказалось, и Вася, не встретив сопротивления, пробежал несколько шагов и стукнулся об стену.
   - Ишь вьюн какой! - сказал Вася.
   А господин Курано уже опять стоял перед Васей и, гримасничая лицом, говорил:
   - Не унывайте, молодой человек! Еще раз ударьте меня, да посильнее!
   "Ах, так! - подумал Вася, - я тебя, сморчок, сейчас пристукну!" - и решил бить сильно, но осторожно, с расчетом, чтобы не упасть.





   Вася размахнулся уже рукой, как вдруг сам получил в бок электрический удар. Вася вскрикнул и схватил господина Курано за шею. Но господин Курано нырнул куда-то вниз, и Вася вдруг потерял равновесие и, перелетев через японца, шлепнулся на пол.
   - А! - крикнул Вася и вскочил на ноги. Но тут же получил по ногам удар и опять потерял равновесие.

   Господин Курано схватил Васю за руку и дернул куда-то в сторону. Вася переступил ногами и опять почувствовал себя в устойчивом положении, но только собрался схватить господина Курано, как опять получил удар в бок и вдруг, очутившись головой вниз, черкнул ногами по потолку и, перелетев через японца, опять шлепнулся на пол.
   Вася вскочил, дико озираясь, но сейчас же опять полетел вокруг японца и очутился на полу в лежачем положении.

   Совершенно ошалев, Вася вскочил с пола и кинулся к двери.
   - Куда же вы? - крикнул господин Курано.
   Но Вася выскочил в комнату, где занимались ученики господина Курано.
   Растолкав их, он выбежал в коридорчик, а оттуда на улицу.
   Домой Вася прибежал без куртки, с вклокоченными волосами.
   - Что с тобой? - вскрикнула Васина мама.
   - Где твоя куртка? - вскричал Васин папа.

   В Японии Васе не понравилось, и он вернулся обратно в Ленинград.
   Теперь Василий Петрович Иванов живет в Ленинграде и служит в автобусном парке. Его работа заключается в том, что он перетаскивает с места на место испорченные автобусы.
   Мне, как школьному товарищу, он рассказал историю с японским учителем джиу-джитсу, но вообще же рассказывать об этом он не любит.

Публикация Владимира Глоцера   



назад



_________________________________