"...В книгах живут думы прошедших времен..." (Карлейль Т.)

Ля-ля-ля...



   Н. Бромлей  

  
Ваше мнение, девочки!

   Рис. А.Смолина

   Эта история произошла на самом деле.
   После полдника девочки из второго отряда собрались на веранде.
   Алла читала свои стихи.

- Я человек, я все могу,
Идти и в бурю и в пургу...
Огонь души есть у меня,
В природе нет сильней огня.

   Подошли мальчишки. Сережа сказал:
   - Еще можешь?
   Алла опустила глаза:
   - А может быть, еще кто-то сочиняет...
  Ребята замолчали. Ну да, так она и думала. Никто не решится читать свои стихи после нее. Еще бы, ее стихи даже по  радио передавали!
   И вдруг к Алле подошла девочка из отряда самых младших. В руках у нее была свернутая в трубочку тетрадка.
   - Тут мои песни.
   Алла долго рассматривала страницы.
   - Песни? Ничего не пойму. Целая тетрадка каких-то ля-ля-ля.
   Девочка покраснела, но Алла не заметила.
   - А ну, попробуй спой...
   Девочка молчала...
   - Ну пой, пой, что молчишь?
   Алла посмотрела на ребят и рассмеялась, приглашая и их посмеяться тоже: вот глупая, думает, что можно так писать песни.
   Но тут Галка вдруг выхватила у нее тетрадку и сказала девчонке:
   - Давай-ка посмотрим, что у тебя там? Так, так! - и она стала напевать весело:
   - Ля-ля-ля... Ля-ля-ля... Так у тебя?
   Глаза у девчонки повеселели:
   - Ага, так, - сказала она и прижалась к Галке.
   Ребята захлопали и зашумели.
   Алла попыталась перекричать шум:
   - Так же не записывают песни!.. Музыку записывают нотами.
   - Ну и что? - бросила Галка.
   На Аллу уже больше никто не обращал внимания, не просил еще почитать стихи. Такое случилось с ней впервые...
   После того случая Алла заметила, что Галка все время стоит у нее перед глазами. Нет, не подумайте, что девочки действительно сутками смотрели друг на друга. Просто всюду, где ни была бы Галка, Алла стала ее замечать.
   Однажды Галка пришла с малышней в столовую позже других и объявила во всеуслышание, что в поле они нашли гнездо с птенцами.
   Тарелки сразу стали опустошаться с необыкновенной быстротой. Всем хотелось скорее в поле. Алла сидела вся пунцовая от возмущения и думала:
   "Ну и дура эта Галка! Разболтала всем. Завтра же от птенцов ничего не останется".
   На другой день птенцы, и правда, пропали. Алла видела, как несколько малышей плакали. Галка пыталась их утешать, но и у нее на глазах были слезы.
   Алла подошла к ним:
   - Плачете? Сами виноваты. Зачем всем разболтали? Мальчишки ваше гнездо и разорили. И вообще птицы не любят, когда их гнездо трогают, они могут бросить птенцов.
   - А ты знала и никому не сказала? - сердито загалдели малыши, и Галка так посмотрела на нее, что Алле стало не по себе.
   Потом Алла про птенцов забыла. Она получила письмо из редакции. Ее просили прислать новые стихи. Алла развернула письмо так, чтоб его все видели, и подошла к вожатой.
   - Можно мне к реке? Вот, посмотрите, - и она протянула письмо.
   - Ну что же, можешь идти. Я разрешаю.
   Алла села у берега на траву. Хорошо здесь, никто не вертится под ногами. Тихо. Летают стрекозы, садятся на цветы, на воду...
   О чем бы? О чем бы написать?
   Просто так писать стихи нелегко. Вот если про двоечников - все ясно. Про космонавтов, когда новый полет в космос, тоже ясно. А тут просто новые стихи просят...
   Вдруг к самой реке кубарем скатилась Галка. Аллу она не заметила. Держась за ветки прибрежных ив, зачерпывая воду в сандалии, она ухитрялась срывать незабудки на маленьком островке, который, как кувшинка, плавал рядом с берегом.
  Алла смотрела и удивлялась:
   "Вот чумная... Чего полезла? Ведь всюду этих незабудок полно... Весь берег в незабудках".
   Но когда Галка убежала, Аллу вдруг потянуло к тому островку, где росли незабудки.
   Под ногами осыпался песок, ноги скользили, вот-вот сорвется она в речку. Но, вспомнив, как цеплялась Галка за ветви, Алла пробралась к ивам. Отсюда до маленького островка было легче дотянуться. Разжала руку, отпустила ветки, плюхнулась в воду. Ноги и подол платья стали мокрыми.
   Поднялся ветер. Он хлестал ее по коленям мокрым платьем. Где-то вдалеке загрохотал гром. Потемнело. Надо бы бежать к берегу, но Алла стояла и смотрела на незабудки. Там, на островке, они были совсем другие - крупные, яркие.
   Полил дождь, а Алла все стояла и бормотала - неожиданно родились новые строки:


Пусть в небе грозы,
Летят стрекозы,
Расправив крылья,
И незабудки
Глаза открыли -
Синее неба, синее моря...

Дождь уже хлестал вовсю, когда Алла вернулась в лагерь. На лругой вечер у нее поднялась температура. Пришел врач и увел Аллу в изолятор.
   На соседней кровати лежала... Галка.
   Вдвоем. Один на один. Они молча поужинали, молча протянули сестре градусники, молча глотали таблетки.
   Когда утром их разбудил лагерный горн, к Галке стали приходить ребята. В форточку ей бросили спичечный коробок. Она раскрыла его - там сидел жук. Зелено-синий, блестящий. Навозник. Алла передернулась: вот гадость! А Галка спрятала коробок с жуком под подушку... Потом в окошке, как в телевизоре, показалась целая толпа малышей... Они кричали что-то и все время выталкивали вперед двух девчонок. Оказалось, нашлись птенцы. Эти девчонки устроили их в коробке и спрятали в кладовую, где стояли чемоданы, и кормили тайком. А вожатая проходила мимо, услышала писк - и все открылось.
   Малыши попрыгали перед окном, покричали и опять тихо...
   Молча пообедали, молча выпили лекарство...
   "Неужели эта Галка так с ней и не заговорит? А чтобы она первая - ни за что!" Алла достала пачку писем, с которой никогда не расставалась. Ей писали ребята со всех концов страны, даже из-за границы. Почти каждое письмо начиналось словами: "Здравствуй, незнакомый друг! Я хочу с тобой дружить. Мне нравятся твои стихи..."
   "Пусть смотрит эта Галка, сколько у меня друзей..." Алла долго перечитывала письма, а потом стала раскладывать их на одеяле - синие - к синим, розовые - к розовым. Белые тоже отдельной стопкой... Пусть видит, пусть видит!.. Но Галка не видела ничего, потому что  спала.

   Внизу под дверью что-то зашуршало, и по полу в их комнату "въехала" аккуратно сложенная бумажка... Записка? Кому? Может быть, ей?.. Откинув одеяло, с которого в разные стороны полетели конверты, Алла подбежала к двери, чтобы поднять записку...
   На листке было написано печатными буквами: "ГАЛЯ ТИБЕ", а потом - ни слова. Только рисунки. Солнце, грибы, пляшущие человечки. Был здесь нарисован и жук. А в самом низу листка Алла увидела уже знакомый ей ряд бесконечных ля-ля-ля...
   - Ля-ля-ля-ля! - и вдруг песня у нее получилась.
   Алла пела сначала весело, потом грустней и грустней...
   А Галка спала, жук жужжал в коробке у нее под подушкой, словно вел с Галкой понятный только им разговор.

       Ну вот, пожалуй, и все. А теперь скажи: что ты думаешь об этих двух девчонках? Жалко тебе Аллу? Нравится ли тебе Галя? И еще подумай, почему Галка не хотела разговаривать с Аллой?
       Ждем твоих писем.
       Ля-ля-ля!   

_________________
1960-е