"...В книгах живут думы прошедших времен..." (Карлейль Т.)

Странная собака

 

   Рассказ
 
   Елена Николаевна Верейская (1886-1966)
   1960-е

   Рис. Т. Ксенофонтова


   Мое знакомство с этой огромной овчаркой продолжалось не больше получаса, и я даже не узнала ее клички, но запомнила ее на всю жизнь.
   Мы с мужем путешествовали по Кавказу и на несколько дней остановились в местечке Шови на Военно-Осетинской дороге. Шел сентябрь. Турбаза была уже закрыта, но еще оставались в ней хозяева, а мы были единственными обитателями. Каждый день возле базы слонялись три-четыре, видимо, бездомные собаки, и повар Мария Ивановна гоняла их и ворчала на туристов, привадивших этих собак. Мы, конечно, тоже тайком, подкармливали их.
   Однажды в ясное солнечное утро мы решили подняться на одну из высоких гор, окружавших поселок. Сначала шли долиной  бурливой горной речки с красивым названием Чанчахи, потом у самого подножия горы свернули на тропу, уводящую в лес. Сразу начался крутой подъем. Лес был старый и могучий, под широкими кронами гигантских сосен, дубов и платанов стоял полумрак, и было прохладно. По обеим сторонам тропинки лежали увитые плющом стволы огромных деревьев, поваленных бурями. Мы долго шли этими джунглями, потом лес стал редеть, и тропинка вывела нас  на широкий альпийский луг. Ослепленные солнцем, мы остановились. Навстречу нам, болтая и смеясь, спускалась по тропке компания молодых девушек, а впереди бежала большая лохматая светло-рыжая собака.
   Увидя нас, девушки сразу остановились и умолкли. Остановились и мы. Я так и ждала, что вот сейчас собака с лаем набросится на нас. Я знала, как свирепы эти кавказские овчарки. Но собака спокойно подошла к нам вплотную и внимательно стала обнюхивать. Я попробовала погладить ее по голове, она приняла это вполне благосклонно и даже чуть-чуть пошевелила пушистым хвостом.
   Мы двинулись дальше. Девушки стояли на месте и молча разглядывали нас с нескрываемым любопытством.
   - Здравствуйте, девочки! - сказал приветливо мой муж, когда мы поравнялись с ними.
   - Вы откуда? - спросила я.
   Девушки застеснялись и зафыркали, прячась друг за друга. Только одна, самая бойкая, показала на мешок, висевший у нее за плечами.
   - О-рэхи... там... - ответила она, кивнув головой на заросли орешника высоко на горе.
   - О-о! Сколько набрали!
   Девушки кивнули нам и быстро стали спускаться. Но не успели мы пройти и десяти шагов, как снизу донесся звонкий крик:
   - Слю-ушай!.. Куда поше-ол?
   Мы оглянулись. Девушки кучкой стояли уже далеко внизу и смотрели на нас.
   - Тоже за орехами! - крикнул муж и помахал им кепкой.
   - Так это же они не нам кричат, а собаке, - сказала я ему, - видишь, собака почему-то идет за нами.
   - Нет, нам! - возразил он. - Во-первых, собаке они не станут кричать по-русски, а потом они же не зовут ее, есть же у нее кличка.
   Девушки помахали нам руками, крикнули что-то на своем языке, должно быть, смешное и, расхохотавшись, побежали вниз. Пока мы стояли и смотрели им вслед, собака подошла к нам и остановилась, пытливо глядя то на одного, то на другого.
   - Иди же домой! - сказала я ей и показала рукой вниз. - Беги за хозяйкой!
   - Не понимает она по-русски, - повторил муж. - Пошли!
   Подъем становился все круче. Мы оба были уже немолоды и, опираясь на палки, поднимались в гору очень медленно. И рядом так же медленно поднималась и овчарка.
   Что ей от нас нужно? - удивлялись мы.
   Солнце начало припекать, становилось жарко. В стороне от тропки лежал толстый ствол поваленного дерева.
   - Давай отдохнем! - предложила я.
   Мы свернули с тропки и направились к дереву. Собака так же - нога в ногу - шла рядом. Мы уселись на ствол. Она сразу легла у самых наших ног и положила голову на вытянутые вперед лапы. Так ложатся собаки у ног хозяина.
   - Странная собака! - в одно слово вырвалось у нас обоих.
   Мы посмотрели вниз. Девушки уже давно с крылись в лесу.
   - Если она так и пристанет к нам, что мы с ней будем делать? - сказала я.
   Муж засмеялся:
   - Ох, и влетит же нам от Марии Ивановна, если мы приведем к турбазе еще одного пса!
   - Да, но посмотри, овчарка такая ухоженная и упитанная, никак не похожа на бездомную... Непонятно! - воскликнула я.
   - Ну? Пошли дальше?
   Мы поднялись, и сразу поднялась на ноги и собака. Она сладко потянулась и посмотрела на нас вопросительно. У нее была такая славная, такая красивая морда, что я не удержалась и стала обеими руками гладить ее, приговаривая ласковые слова.
   - Приваживай, приваживай! - смеялся муж, - будет тебе от Марии Ивановны!
   - Ну, не могу иначе, до чего она симпатичная! - отвечала я.
   Мы вернулись на тропу. Она становилась круче и круче. Не отступая ни на шаг, шла с нами овчарка. Через каждые тридцать-сорок шагов мы останавливались передохнуть. Останавливалась и она.
   Но вот мы у орехового лесочка.   И тут прямо на нас выскочили из него две совсем юных девчушки и остановились, как вкопанные, испуганные и растерянные. У каждой было по мешку с орехами.
   Мы отступили в сторону, давая им дорогу.
   - Бегите, девочки, догоняйте своих!
   Надо было видеть, как радостно бросилась к ним наша овчарка. Но сразу обернулась, встала между нами и девочками и так строго посмотрела на нас, что мы расхохотались.
   - Не бойся, не бойся, не тронем! - успокоил собаку муж. - Бегите же, девочки!
   Живо переглянулись и тоже расхохотались и обе маленькие горянки и, привычные к крутым тропкам, вприпрыжку поскакали вниз. Побежала за ними и овчарка. Только она не умчалась вперед, как обычно делают собаки, а побежала сзади...
   - Даже не простилась с нами! - грустно сказала я.
   Да, тут мы поняли все... Она возвращалась домой со своей хозяйкой, но знала: еще не вся компания ушла из орешника, там остались две самые юные, а значит, и беспомощные девочки... А тут вдруг на гору пошли двое каких-то пожилых чужаков! Правда, она тщательно обнюхала их, и они не похожи ни на врагов, ни на грабителей, но все-таки... Кто ж их знает?.. А вдруг они обидят тех двух, оставшихся в орешнике?.. Нет, уж лучше проводить этих незнакомцев до самой встречи с девочками и, если понадобиться, защитить...
   Мы долго смотрели им вслед.
   Странная собака? Нет, не странная, а очень-очень умная.

 


____________