"...В книгах живут думы прошедших времен..." (Карлейль Т.)

Жертва эксперимента



 

Елена ГАБОВА

Рисунок К. Орлова
 
 
Жертва эксперимента
 
 
 
   Папа шестиклассника Саньки Рогожкина был лысым. Ну совершенно! И это в его неполные тридцать шесть лет. Однажды в автобусе какая-то малолетняя пассажирка с бантиками обозвала его дедушкой да еще и место хотела уступить. Санька расстроился. У него даже руки зачесались - так хотелось оборвать пассажирке бантики.
   - Не очень-то приятно быть дедушкой в тридцать шесть лет, - говорил папа, грустно улыбаясь.
   Он гладил свою блестящую, как шар, голову и вздыхал.
 
   Маме тоже не нравилась папина гладкая голова. Однажды она сказала, что знай она, как быстро папа облысеет, не вышла бы за него замуж. Сказала, конечно. в шутку. Даже Санька это понял. А папа посмеялся, но потом вовсе загрустил.
   - Нет ничего глупее, друг мой Санька, чем быть лысым, - сказал он.
   Санька так переживал за папу, что незаметно для себя стал с завистью поглядывать на всех волосатых пап и даже осуждать тех, кто носил слишком уж буйные шевелюры.  "Ишь, - ворчал он, - отрастили. А про лысых, наверное, и не подумают..."
 
   И вот как-то в Санькину голову пришла идея: надо изобрести средство от облысения!
   Он записался в школьный химический кружок, и день за днем упорно смешивал  одни вещества с другими в самых невероятных комбинациях. Допоздна он что-то растирал, размешивал, подогревал.
   Санька жалел, что в химический кружок не приняли ни одного лысого. Нет, их, конечно, взяли бы,  но они не просились. Так что препараты он испытывал на себе. Иногда все обходилось, а иной раз Санька по нескольку дней не мог оттереть подбородок, который становился то синеватым, а то вдруг розовым в желтый горошек.
   Были, конечно, нериятности, но Санька все сносил ради своей мечты.
 
   Однажды он особенно долго возился над мазью. Она вышла ярко-зеленого цвета. Тяжело вздохнув, он мужественно помазал ею подбородок. Вынул из кармана зеркальце, с которым не расставался, и долго в него смотрелся. Ничего на подбородке не росло, только кожа слегка зудела.
   На следующий день после звонка на первый урок, когда все не только расселись по своим местам,   но даже успокоились, в даерб шестого "А" просунулась голова с отвратительной рыжей бородой. Борода торчала неровными клочками и по бокам закручивалась колечками.
   - Вам кого? - строго спросила учительница ботаники Оксана Петровна.
   - Можно войти? - сказал бородатый тип испуганным Санькиным голосом.
   - Рогожкин, что за маскарад? - испуганно закричала Оксана Петровна. - Сейчас же убери эту гадость!
   - Она...  она не убирается.
   - Нет, вы посмотрите на него! Сними немедленно эту паклю, а то я отправлю тебя к директору!
   - Не снима-ается! - вовсе заныл Санька и утер нос кончиком бороды.
 
 
   Тут класс опомнился и все буквально покатились со смеху.
   - Эй, Рогожкин, чем клеил? - громче всех кричал Толька Малышев. - Эпоксидкой?
   - Нет, вы только посмотрите! - Учительница шагнула к Саньке и довольно неаккуратно дернула его за бороду.
   - Ой! - завопил тот. - Больно!
   Оксана Петровна сделала круглые глаза.
   - Потря...  потря...  - она даже побледнела, - ...сающе!
   С опаской пройдя мимо Саньки, она кинулась вон из класса.
 
   Медсестра Тамара Федоровна прибежала в ту минуту, когда Санька выл от боли: каждый желал убедиться, что борода настоящая. Толька Малышев убеждался дольше всех.
   - Тамара Федоровна, это...  это... - бормотала перепуганная учительница. - Вы не поверите.
   - Посмотрим, посмотрим... - озабоченно сказала Тамара Федоровна, приближаясь к Саньке не то чтобы с опаской, но как-то бочком. - Бывает...  бывает...  Я думаю, для начала сбрить. Да, да, именно сбрить. Ну, а там дальше понаблюдаем...  возможно, стационар.
   - Диетическое питание, - подсказала Оксана Петровна.
   - Возможно, возможно...  обязательно...
   - Где я брить буду? - шмыгнул носом Санька.
   - В парикмахерской, разумеется. Десткой. Нет, детская не возьмется...  Пойдешь во взрослую.
   - Не пойду! - замотал головой Санька. - Я в школу-то еле пробрался, чтоб никто не видел.
   - Вам надо решиться, - терпеливо сказала Тамара Федоровна, невольно перейдя на "вы" - из-за бороды, конечно. - Я вас провожу.
   - Не пойду! - заныл Санька. - Смеяться будут!
   - Настоящий пионер не должен бояться сбривать бороду, - пришла на выручку Оксана Петровна.
 
   Весть о Санькиной бороде быстро разнеслась по школе. На перемене в класс заходили поодиночке, толпами и организованными экскурсиями.
   Санька стоял в углу класса затравленный и не знал, куда бежать.
   Одни смотрели на Саньку со страхом, другие с любопытством, третьи твердили, что это шарлатанство. 
   
   На уроке математики вместе с учительницей Кирой Николаевной в кабинет решительно вошел директор, не очень решительно - завуч и совсем робко - старшая пионервожатая.
   - Что тут у вас? - спросил директор.
   - У нас борода, - сказал Толька Малышев.
   - Так. - Директор осуждающе посмотрел на Санькину паклю. - Уже до бороды докатились.
   - Вот именно! - поддакнула завуч. - Дальше, по-моему, некуда.
   - А ведь ты пионер, Рогожкин, - покачала головой старшая пионервожатая.
   - Вы  проверяли, действительно настоящая? - спросил у ребят директор.
   - Да, дергали! - закричали ребята.
   - Плохо дергали! - сказал дтректор и решительно направился к Саньке.
   - А-а! - заорал Санька и пулей вылетел из класса.
 
   Он добежал до ближайшего телефона-автомата и позвонил отцу на работу.
   - Пап, я нашел средство! - заговорил он, всхлипывая. - У меня выросла борода.
   Папа почему-то не удивился. Он вздохнул в трубку и грустно сказал:
   - Пускай растет, друг мой Санька, - И вдруг, словно опомнившись, закричал: - Как?! Серьезно? Нашел средство? Хорошо растет?
   - Клочками, - всхлипнул Сантка.
   - Ничего! - бодро сказал папа. - Поздравляю! Беги домой, я сейчас выезжаю.
 
   Папа был веселым, каким Санька его не помнил. Он сначала натер свою блестящую голову ядовито-зеленой мазью, а потом взялся за бритье Санькиной бороды.
   - Это, друг мой Санька, твой первый научный подвиг, - горделиво сказал он, упорно водя электробритвой по щекам сына. - А из-за бороды ты не переживай. Я тебе вот эту самую электробритву подарю.
   Наутро голову Рогожкина-старшего  украшала великолепная рыжая шевелюра. Он не отходил от зеркала, опоздал на работу и все спрашивал у мамы:
   - Ну как?
   Электробритва же Саньке так и не понадобилась. После бритья борода у него не росла ровно семь лет.
   А папе, чтобы вновь не облысеть, приходилось теперь по утрам мазать свою голову Санькиной мазью. Но он, надо сказать, на это вовсе не жаловался.   



<<<
 
 
 в форматах PDF и ЕХЕ








______________________________
 
%