"...В книгах живут думы прошедших времен..." (Карлейль Т.)

Собаки нашего двора. У Жучки меняется характер








Евгений Долматовский                                                     Рисунки Е. Медведева
 
 
Рассказы для детей и взрослых


У Жучки меняется характер

 
 
   Наша соседка, гражданка Касаткина, наверное, была бы совсем одинока, если бы не находилась при ней неотлучно ее воспитанница и любимица Жучка, длинная черная такса. Имя Жучка досталось таксе случайно - собак этой породы называют иностранными именами, чтобы подчеркнуть их значительность, что ли.

 
   Таинственная личность эта Жучка, честное слово! Она ни на кого не смотрела, никого не замечала, кроме своей хозяйки, а та, в свою очередь, ни на кого, кроме своей приземистой спутницы, не обращала внимания. Я уверен, что они понимали друг друга с полуслова, точнее, с полувзгляда, потому что никто не слышал, чтобы гражданка Касаткина  разговаривала с Жучкой или подавала ей какую-нибудь команду.Собака и без слов слушалась и вообще вела себя безукоризненно.

 
   Впрочем, могу судить исключительно по нашим встречам во дворе, я в их квартире никогда не бывал. Сужу даже не по встречам, а по своим наблюдениям издалека: дело в том, что хозяйка, прогуливая Жучку, выбирала самый безлюдный, заросший травой и кустарником уголок нашего просторного двора.
   Хозяйка приносила раскладной стульчик, какой в "Детском мире" продают для дошкольников, присаживалась, задумавшись, замкнувшись, а такса Жучка неподалеку передвигалась в густой траве, как подводная лодка-субмарина в водорослях Саргассова моря.

 
    Такса... Ее коротконогость позволительно было бы принять за уродство, если бы мы не знали, что это древние порода и род: Жучкины предки изображены на картинах художников прошлых веков - они всегда стоят у ног королей и маркизов, не доставая до их панталон, отороченных искусно выписанными кружевами и бантами. Около собак стоят коротенькие наследные принцы, дети со старческими лицами, серьезными, как у карликов. Сходите в Пушкинский музей, на Волховку, сами убедитесь.

 
   Стоило моему Марсу или какой-нибудь другой собаке нашего двора приблизиться к зоне, облюбованной для прогулок гражданкой Касаткиной, как раздавался ее вежливый, но требовательный голос: будьте любезны, уберите вашу собачку. Приходилось удовлетворять эту просьбу. Если бы на нас прикрикнули, разве мы послушались бы!

 
   Зимой нелюдимая Жучка даже внешне весьма отличалась от других собак на прогулке: на ней был теплый жилет, сконструированный, по-видимому, из суконного старушечьего платка с бахромой.
   Собакам одежда не положена - достаточно ошейника. Так что четвероногие собратья приближались к Жучке, чтобы подивиться ее наряду. И опять раздавался добрый, но твердый голос хозяйки таксы: ступайте своей дорогой, не мешайте Жучке заниматься важными делами.

 
   Я никак не могу уяснить себе, нравилась ли Жучке ее отчужденная жизнь. Чтобы понять собаку, необходимо встретиться с ней глазами. Это и в отношении людей правильно, а в общении с собаками просто необходимо. Кстати, учти: если ты не злой человек, а на тебя набросилась собака - постарайся изловчиться и заглянуть ей в глаза и чтоб ее взгляд встретился с твоим. Если сумеешь, собака тут же забудет о нападении, прекратит лаять и скалиться, завиляет хвостом. Разумеется, если ты - хороший, добрый  человек, а не злыдень Это крайне важное условие, касающееся общения не только с собаками. Впрочем, за тигра и медведя я не ручаюсь: вопрос еще не изучен.

 
   Такса, не зная никого, кроме хозяйки, казалась беспрекословно послушной. Так продолжалось не день и не два, а осенью и зимой, в общем, всегда.
   Тут в нашем дворе произошли некоторые события.

 
   Во-первых, к гражданке Касаткиной прибыл из Новосибирска провести в Москве каникулы племянник Никита, очень шустрый школьник.
   А во-вторых, к числу прогуливающихся собак присоединилась еще одна такса - по имени Черномор. Говорят, первоначально песика назвали Черномордик, но это было слишком длинное для собаки имя, более подходящее для щенка, чем для взрослого пса. Получилось так - собака выросла и удлинилась, а имя ее укоротилось.
   Теперь Жучку стал выводить этот самый приехавший из Новосибирска Никита, как он говорил, чтоб немного разгрузить тетю. А она сидела дома и перепечатывала на своей старой машинке чужие рукописи.

 
   Гражданка Касаткина знать не знала, что ее родственник из Новосибирска сам любит свободу и готов раздарить ее всем окружающим, и поэтому, выходя во двор, отстегивает поводок от ошейника Жучки, носится с ней по всем дорожкам наперегонки,  познакомил ее с Черномором, и они теперь неразлучны. Вы знаете - там, где две собаки, там и три, и четыре. Вокруг таксы, еще недавно слывшей отшельницей, образовалась целая собачья компания.
   К началу учебного года Никита отбыл в свой Новосибирск, и тетке в любую погоду и три раза в день  волей-неволей пришлось вновь прогуливать свою таксу.

 
   Возвратившись с вокзала, несколько возбужденная расставанием с племянником, она повела Жучку на вечернюю прогулку. Неожиданно такса и ее владелица оказались окружены собаками: тут были и суетливый новичок Черномор, и мой общительный Марс, и еще разные четвероногие соседи по микрорайону. Одинокая женщина предприняла попытку увести Жучку в глубь двора, в те кусты, где они в недавние времена отшельничали. Жучка упиралась, не слушалась. Хозяйка и просила, и приказывала, и даже угрожала. Но Жучка выказывала несвойственное ей упрямство. Она ни за что не желала расставаться с дружной компанией собак. 

 
   Новая эпоха началась с момента отъезда Никиты, к прошлому возврата уже не было. Жучка, оказавшаяся очень общительной, как сказал профессор из четвертого подъезда, контактной собакой, устанавливала теперь свой порядок. Хозяйке пришлось смириться, я бы даже сказал, подчиниться. Вокруг Жучки в мгновение собиралась собачья компания, а вокруг собачьей - людская. Ведь все собачники друг с другом знакомы, их сближают общие интересы, начинающиеся с разговора о собаках, а затем распространяющиеся вширь и вглубь. О своих собаках никто не говорит плохо, само собой получается, что и о чужих тоже. Прогулки с собаками успокаивают нервы, блокируют все житейские неприятности, без которых жизнь вообще-то не обходится.



 
   Нелюдимая гражданка Касаткина первое время молча стояла, окруженная людьми и собаками. Она и на машинке дома стучала бесстрастно, не думая о тексте и его смысле.
   Постепенно и она втянулась в наши неопределенные и необязательные беседы. Поначалу только кивала головой, а потом и сама разговорилась. Мы раньше только слышали от нее вежливую, но непреклонную фразу - чтоб увели собачку, а тут оказалось, что у нее приятный, ласковый голос. Мы увидели на ее лице, бледном и казавшемся  нам бесстрастным, хорошую улыбку. Она как бы ожила, вышла из своего заторможенного состояния. Она мягко включалась в разговоры, мы услышали ее тонкие и своеобразные суждения о самых разных делах и событиях. 

 
   Вот какая история. Раньше гражданка Касаткина общалась исключительно со своей Жучкой, а теперь у нее появились собеседники, более того - хорошие знакомые и добрые друзья. Кажется, и характер у нее изменился.
   Во время этих человеческих бесед наши собаки общались, так сказать, по своим интересам. Такса Жучка основное внимание уделяла товарищу по породе - суетливому Черномору, это понятно. Но и моему Марсу она улыбалась, я заметил. И с другими собаками была на короткой ноге. (Так можно было бы выразиться, если бы не стандарт породы - такие короткие ноги!).

 
   Написав этот рассказ, я решил дать его перепечатать на машинке гражданке Касаткиной. На следующий день она вернула мне рукопись и три красиво отпечатанных экземпляра. Я ждал, что она похвалит меня или поругает, смутится или обрадуется. Но она просто отдала мне работу, и я понял, что она по-прежнему печатает  "вслепую", не вчитываясь в текст, как привыкла.      
   
 
Журнал "Пионер"
1980-е



<<<

>>>





_______________________________