"...В книгах живут думы прошедших времен..." (Карлейль Т.)

Старик прячется в тень 2






Старик прячется в тень

(продолжение)
 
Глава 1
 
Аркадий Минчковский
Рисунки Ю. Шабанова
 
   Они поздоровались. У студента был какой-то странный, загадочный вид.
   - Адриан, - сказал он, как только вошли во двор и Валентин прислонил велосипед к стене дома. - У меня к тебе чрезвычайно серьезное дело. Где бы мы могли поговорить?
   Интересно. Нет, коробки, конечно, тут ни при чем.
   - Пошли, - кивнул Адриан. - В доме только Агафоновна. Она на кухне.

   Неизвестно почему, Валентин на цыпочках проследовал в дом. Войдя в комнату, осторожно притворил за собой дверь. Затем он прошелся из угла в угол, полез в карман брюк из чертовой кожи и вынул оттуда что-то похожее на тоненькую книжицу.
   На стол легла старая фотография. Трещина змейкой протянулась через всю ее длину. 
   - Это что, Валя?
   - Полотно, исполненное маслом на холсте. "Старик со свечой". Шедевр живописи!

   Адриан и в самом деле разглядел: на фотографии была изображена картина в раме. Старик с белой бородкой клинышком, лдетый в кожанку без рукавов, в шапке, наподобие Адриановой чеплашки, держал в руках подсвечник с зажженной свечой. Левой рукой он защищал пламя от ветра. Огня не было видно, только резко очерчивался силуэт ладони. Свет от свечи падал на лицо старика. Старик привстал и вглядывался куда-то вдаль.

   - Старинная? - спросил Адриан.
   - Семнадцатый век. Голландия. Великий Рембрандт. Его кисть... Бесценный шедевр.
   - Из музея?
   - В том-то и дело, что нет! - Валентин сделал паузу, чтобы произвести впечатление на мальчика. - Эта картина находится у нас, в Крутове. А где, никто не знает. Может быть, зарыта в землю и гибнет.
   - Как же так?!
   - Очень запутанная история. Мы должны отыскать картину.
   - Мы?!
   - Да, - студент кивнул. - И вернуть народу его достояние.
   - А где же найдем?
   - В том-то и загвоздка! Может быть, она где-то рядом.
   - Ты думаешь?
   - Все можно предположить. - Студент опять прошелся по диагонали от этажерки  в угол. - Тут тайна. Да вот, брат...

  Валечка проверил, плотно ли закрыта дверь в коридор, хотя трудно было предположить, что Фекла Агафоновна заинтересуется тайной пропавшего шедевра, и продолжал:
   - Адриан, есть ли у тебя надежные люди?
   - Есть!
   - Кто такие? Конкретно...
   - Митря и Леня.
   - Так. Знаю. А они не из болтливых?
   - Могила!..
   - Могила! Это хорошо. Вдвоем нам с тобой тут не справиться. Понимаешь, картина похищена спекулянтами, врагами республики.
   - А зачем они ее украли?
   - Чтобы продать миллионерам в Америку и подорвать финансовую мощь рабочего государства.
   - Вот черти! А мы что должны делать? - Адриана уже распирало желание начать поиски.
   - Главное, без лишнего шума. Надо собраться вместе и обдумать план действий. А где твои друзья?
   - Домой побежали.
   - Нужно позвать их. И где бы нам... - он оглянулся на дверь, - посовещаться?.. Чтобы полная конспирация.

   В конце концов, начинающий художник совсем недавно еще был мальчишкой, и тайна увлекала его, может, не меньше взволнованного ученика.
   - Где? - Адриан задумался. - А, я знаю. На Митриной голубятне. Там как комнатка...
   - Подходит, - кивнул Валечка.
   - Пошли за Ленькой и вместе к Митре, - заторопился Адриан.
 
   Через десять минут они с велосмпедом, который студент вел, придерживая за седло, уже спешили вниз по улице. Шли молча. Болтать не следовало. Ведь на каждом дереве могли сидеть мальчишки.
   Калитки у Митриного дома не существовало. Она давно была превращена в спасительные мостки на время распутицы и валялась на земле. Их встретила тишина. В заросшем травой дворе не было никого. Митрин черный пес Полкан вылез было из будки, где он отдыхал после утренних скитаний по улицам, и лениво залаял в их сторону. Но, узнав мальчишек, вильнул хвостом и, пятясь, пополз назад. В самом дальнем углу двора, возле загоравших подсолнухов, высилась Митрина голубятня. Баня с голубятней называлась штабом. Там конники, устав от битв, набирались сил, чтобы начать новые походы. Не было лучшего места для проведения тайных совещаний. 

   Из наполовину прогнившего помещения вверх вела кое-как сколоченная лестничка. В потолке была прорезана дырка - лаз в голубятню. Там вместе со своими питомцами часто коротал время и Митря. Сверху лаз закрывался где-то добытой крышкой от колодца.    
   Адриан вошел в баньку, забрался по лестнице и постучал условным знаком: раз-два-три... раз-два-три-четыре... И еще. Раз-два... И сейчас же поднялась крышка люка и в дырке показалась всклокоченная голова Митри.

   - Валяй вниз, - махнул ему Адриан. - Есть дело.
   Почесывая бок, Митря стал спускаться по ступенькам. Адриан торопливо объяснил, что разговор будет секретным. Щурясь на солнце, Митря выглянул из баньки, сказал:
   - Давайте сюда, а дверь подопрем.
   Нельзя сказать, чтобы внутри Митриных владений было просторно. И запахи тут не из лучших. Но дело требовало жертв. Все трое разместились на банных скамьях. Встревоженные голуби собрались на краю лаза и любопытно поглядывали вниз. Даже те, кто до этого разгуливал по голубиной трассе, слетели к люку и косили оттуда своими беленькими глазками.

   Слово взял Валентин. Он вынул из кармана смятый конверт со штемпелем, из конверта письмо - мелко исписанные несколько страниц, и сказал:
   - Это я получил из Ленинграда. От моего бывшего учителя рисования  Антона Макаровича. Читать я вам не буду, а расскажу, что он пишет. - Тут студент зачем-то посмотрел на потолок в открытый лаз и продолжал: - Этот учитель во время гражданской войны попал в имение богатых князей Мещерских. Оно уже было конфисковано советской властью, и все князья удрали за границу. Так вот, в имении находилась редкостная картинная галерея, собранная одним из князей, видным екатерининским вельможей. И было известно, что среди картин должно иметься бесценное творение великого художника Рембрандта "Старик со свечой". Это такая вещь, каких в мировых музеях мало. Ну, ее хотели перевезти в Ленинград в Эрмитаж. Хватились, а картины и нет. Оказалось, что из имения исчез бывший управляющий. Поняли, что шедевр он захватил с собой. Тогда с востока наступал адмирал Колчак. Вот управляющий и побежал навстречу белогвардейцам. Он хотел потом, наверно, переправиться черех океан и продать картину за золото. Но до Колчака не добрался - Красная Армия разгромила колчаковцев. И вот есть сведения, что картину Рембрандта этот аферист-управляющий или бросил или спрятал где-то по дороге.

   Валентин вынул платок и вытер лицо В баньке было жарко. Мальчишки сидели не шелохнувшись. Казалось, притихли и голуби.
   - Но это еще не все, - продолжал Валентин. - Антон Макарович напечатал  статью в журнале про то, что картину надо искать, хоть и прошло уже семь с лишним лет, как она исчезла. И вот вдруг он получает письмо без подписи, и человек, который себя не выдает, сообщает, что картина должна находится в Крутове у хозяина, фамилия которого начинается на букву "С", а точно он фамилию не помнит. И еще, что этот самый на "С" до реврлюции был человек богатый и известный. И еще так сказано, что очень возможно - теперь в Крутове появятся люди, которые, если найдет картину, тайно вывезут ее за границу.

   - Вот это да, мазурики!.. - не выдержав, свистнул Митря.
   - А где этот управляющий? Не поймали? - спросил Адриан.
   - По сведениям, убежал за кордон тогда же. Через Польшу. Понимаете, - продолжал Валентин, - картину не зароешь в землю, В земле она погибнет от сырости. Очень возможно, она висит в каком-нибудь крутовском доме, а там и понятия не имеют, что это Рембрандт.
   - А как его узнаешь? Мало ли их, стариков, - сказал Митря.
   - Спокойствие! Есть репродукция. ее сделали еще до революции, с княжеского разрешения, а вот снимок с нее.

   При этих словах Валентин опять заглянул в конверт и вынул из него уже знакомую Адриану фотографию. Он показал ее мальчикам.
   - На Марселькиного деда смахивает, - заявил Митря.
   Адриан заглянул через Ленино плечо. Действительно!.. Как это он раньше не заметил?
   - Большая картина? - спросил Леня.
   На стене баньки студент показал размеры пропавшего полотна - с развернутую газету, не больше.
   - Сколько же такая штуковина стоит? - поинтересовался Митря.
   - Цены ей вообще нет. Ведь это великое творение... - Тут Валентин осекся. - Я думаю, тысячу червонцев, - наугад сказал он.
   - Тысячу?! Ого!.. - Митря вытаращил глаза. Неужели тысячу? Митрина мать работала уборщицей в кино "Прогресс" и получала всего два червонца в месяц. На эти деньги они с Митрей и жили.

   - Сколько людей в Крутове может начинаться на букву "С"? - задумчиво задал себе вопрос Леня.
   - Как ты узнаешь? Может, тысяча
   Слово опять взял Валентин.
   - Нужно действовать по методу исключения. Сперва взять телефонный справочник, затем смотреть на номера домов. Ведь на каждом доме написано, чей он. Но главное - не вызвать подозрений. Дело трудное и требует выдержки.
   - Собакины на "С", - сказал Митря.
   - Кто это Собакины?
   - Он пьяница всем известный. Ломовой извозчик. Мерин его каждый день сам домой привозит. А баба ему как даст, как даст!.. 
   - Нет, этот навряд ли, - помотал головой Валентин. - Сообщника скорее всего нужно искать среди буржуазно-отсталого элемента. С чего бы этому княже6скому управляющему иметь дело с ломовиком?
   - Он бы какую хочешь картину пропил, - сказал Адриан.
   - У Сильдереевых на рынке ларек. Они тоже на букву "С" начинаются, - не унимался Митря.
   - Какая лавка?
   - Селедкой торгует. И воблой...
   - Понятно. Нет, не похоже. - Студент задумался. - Тут должен быть замешан человек, понимающий толк в ценных вещах. Врзможно, и образованный.
   - У Сомова булочная. Он в шляпе ходит.
   - Свинблат образованный! - ударил себя по лбу Адриан. - Он жуликов от суда защищает
   - Адвокат? Сомнительно...

   Фамилии на букву "С" сыпались градом. Оказалось, фамилий на эту букву в Крутове так много, что поди угадай!
   Кто из низ подозрительный! Валентин Курчо вздохнул.
   - Вот что, друзья. Я поеду домой и подумаю, что нам дальше делать. Завтра буду у Адриана, и все получат задания. Встречаться станем здесь. Главное, не болтать лишнего, ни дома, никому! Молчок, понятно?
   С этими словами Валечка-Козлик пожал руки добровольным помощникам, вышел из бани и повел свой велосипед к несуществующей калетке.

   Приятели снова прикрыли дверь.
   - Во жулики! А? - после некоторого молчания почти восторженно произнес Митря.
   - Опасные преступники, - согласился Леня.
   - Оружия бы нам, да?
   Адриан был настроен воинственно.
   - Зачем тебе? В кого стрелять? - удивился Леня.
   - На всякий случай. У чекистов сегда оружие.
   - Они с бандитами борются.
   - Тут тоже банда, - настаивал Адриан. - Только тайная.
   - Мы не чекисты, а разведчики, - потянув носом, пояснил Леня. В баньке было душно, и ему стало жарко. Всегда, когда Лене становилось жарко, у него неизвестно откуда брался насморк.
   - Давайте поклянемся хранить тайну, - предложил Адриан, - чтобы никто и никому ни слова...

   И вдруг в дверь баньки постучали. Стук был знакомым:  раз-два-триююю раз-два-три-четыре... И еще раз-два. Мальчишки замерли. Неужели студент вернулся с новостями?!
   Митря распахнул дверь. В ней на фоне ослепительной зелени стоял Ромчик.
   - Все тут! Вот здорово! - обрадовался он.
   - Э! Глядите, откуда такой?
   - Из Ванино. У меня зубы болели, вот меня и привезли к врачу. А приехал, и перестали болеть.
   - Наверно, со страху, - сказал Митря.
   - Может быть. А вы  что тут делаете?
   Ромчик шагнул в тесное помещение. Его встретили странным молчанием.
   - А тебя опять увезут? - спросил Адриан.
   - Кто их знает, наверно... Разве от них отвертишься?.. В городе нечего делать! Нечего делать... и все! А вы что тут?
   - Ничего. "Тарзана" вслух читали. Во, книга! - нашелся Адриан.
   - А где она?
   Быстрые черные глаза Ромчика обежали помещение.
   - Только кончили. Наверху читали.
   - Все в голубятне сидели?
   - А что? Она у меня крепкая, - пришел на выручку Митря.
   - Врете вы все! - Ромчик надулся. Он всегда, когда обижался, надувал губы и сердито смотрел в сторону. - Врете вы, - повторил он, - Что-то придумали, а мне не говорите.
   - Да ничего не придумали. Сидим и все, - фальшиво оправдывался Леня.
   - Ну и ладно. Не хотите говорить, не надо. Идете на улицу?
   - Неохота. Мне гулек гонять...
   - А меня дома ждут. - Леня вздохнул.
   - И мне пора идти.

   Надо же было не вовремя притащиться этому Ромке! Конечно, у них быо подозрительный вид. Он догадался.
   - А тебя-то как отпустили? - спросил Ромчика Адриан.
   - Очень просто. Тетя на даче. Мама в городе. Ей не до меня. К дядьке кто-то из Москвы приехал. В шахм атной кепке. Трубку курит. Они все время секретничают.
   - Коммерческие дела, - сказал Леня.
   - Наверно. Ну их! Вот я и убежал. Ну, так скажете, что придумалт?
   Все молчали. Маленький нетерпеливый Ромчик рассердился еще сильнее. стал совсем красным.
   - Эх, а еще конники!
   - Нет никаих конников. Это было раньше.
   - А теперь?
   - А теперь ничего нет. Сказано тебе?

   Но от внимательного Ромчика не могло ускользнуть то, как все трое стыдливо отводили взгляд. Он разозлился. Все-таки это было с их стороны не по-товарищески.
   Раз, два, три!.. Не станете говорить?.. Ну и подавитесь своими секретами.
   Ромчик выскочил из баньки и резко захлопнул за собой дверь. Когда Адриан выглянул, Ромчик уже приближался к воротам.
   - Ромка!.. Ро-ома, погоди!.. - вяло прокричал вдогонку Адриан. Ему было жаль обиженного товарища.
   - Виноваты мы, раз Валечка больше никому не велел? - оправдывался за всех Митря.
   - Все равно он уедет.
   - Мы же клятву дали. О чем говорить?!
   И все же они чувствовали себя как-то неловко. Скрыли такие события от своего же товарища, бывшего конника!
   Несколько минут молчали, и вдруг Адриан как-то странно, почти шепотом, произнес:
   - Слушайте, а как фамилия Ромкиного дяди?
   - Сожич. Что, не знаешь? На вывечке магазина написано: "Ян Сожич".. - И тут Митря осекся. Он понял, что за мысль пришла в голову Адриану.
   - Сожич! На "С"... - протянул Леня.
   - Вот здорово, а? - от удивления Митря даже открыл рот.
   - Вы что думаете?.. - Леня не был склонен к поспешным выводам.
   - У них дома картины висят. Разные... - холодея от поразившей его догадки, продолжал Адриан.
   - Он и есть элемент. Нэпманище... - добавил Митря.
   - Слышали, кто-то приехал. Шепчутся... Это сам Ромка сказал. А если это и есть тот?! Очень даже может быть. Валечка говорил - за картиной должны охотиться.
   - Они богатые, - продожал свое Митря. - Сад-то какой!
   - А ты еще чуть Ромке не проболтался.
   - Я-а? - Леня с удивлением взглянул на Адриана. - Ты что!
   - По глазам видел.
   - Ну, знаешь...
   - Довольно вам, - отмахнулся Митря. - Дело пахнет керосином, а вы тут...
   - Я слышал, отец говорил - этот Сожич великий спекулянт, - сказал Леня.
   - Как же узнать, что это за дядька?! Не удрал бы...
   - Может быть, они и ни при чем? - Адриану вдруг стало обидно за Ромчика. Что за мысль им явилась? Конечно, его дядька нэпман, но все-таки они с Леней ходили к Ромке, он был их товарищем. Таскал для них из дядиного дома конфеты... Сомнения терзали Адриана. Это он ведь навел мальчишек на подозрение.
   - Узнать бы, о чем они там секретничают с этой кепкой.

   Леня снова вздохнул и задумался.
   - От кого узнаешь? Не Ромку же спрашивать!
   - Во еще придумал! - ухмыльнулся Митря.
   - Надо проверить, но так, чтобы никто не знал, - сказал Адриан.
   - А как ?!
   - Действовать осторожно, чтобы не заметили.
   - Ты только скажаи, я спекулянтов ненавижу во как! Батьку на врангелевском фронте буржуи убили. Он против частников шел, а они вон опять в магазинах, черти толстые. А тут, гляди, тысячу червонцев хотят прикарманить... - немногословный Митря сделался вдруг разговорчивым.
   - Может, все-таки не они? - осторожно сказал Леня.
   - Узнаем, - твердо проговорил Адриан. - Раз дали клятву - узнаем. Только Валечке-Козлику пока ничего не надо... Нападем на след, тогда уж... Слушайте! Я придумал план. Давайте, как красные дьяволята...
   Адриан понизил голос до шепота.  

дальше



________________________
 
%