"...В книгах живут думы прошедших времен..." (Карлейль Т.)

Два велосипеда



 
 
Яков Длуголенский
Рисунки Ю. Данилова

   Летом Женька жил на даче.
   Вообще-то он предпочел бы жить где-нибудь в другом месте, скажем, в пионерлагере, но мама говорила, что на даче воздух лучше, потомучто когда триста пионеров и школьников пройдут по территории лагеря, от пыли и гомона нечем становится дышать.
   Кроме Женьки, на даче жили хозяева и артист Рымша, который глотал пинг-понговые щарики и вынимал их из Женькиного уха.
   Рымша приезжал на дачу каждый понедельник - понедельник был у него выходной. И хотя в остальные дни комната Рымши была незанятой, Женьке все равно казалось, что в ней сидит Рымша.
   Однажды - это было в пятницу - Женька заглянул в комнату, зная наверняка, что Рымши нет, и - остолбенел: Рымша был! Рымша, одетый во все черное, молился на электрический счетчик.
   - Вы верите в бога? - оторопело спросил Женька.
   - Нет, - ответил Рымша.
   - Тогда... что же вы делаете?
   - Молюсь.
   Напуганный Женька попятился из комнаты. И пришел в себя только дома, когда узнал от сестры, что Рымша - артист.
   С тех пор он ходил за Рымшей, ожидая неизвестно чего.
   Сегодня он встретил Рымшу у дома.
   - Здравствуй, молодь! - сказал Рымша, разглядывая Женьку.
   - Здравствуй.
   - Ты куда идешь?
   - Домой.
   - А я - на речку. Хочешь покататься на велосипеде?
   Женька хотел. Он уже совсем было сказал об этом Рымше, но вовремя вспомнил, что пора домой.
   - Нет, спасибо, в другой раз... А то, знаешь...
   - Знаю, - сказал Рымша и пошел, размахивая полотенцем.
   Иногда Женька говорил Рымше "вы", а иногда "ты", и Рымша на это совершенно не сердился.
   В саду у клумбы стоял Рымшин велосипед. Одним плечом он упирался в дерево, другим - в крыльцо. Женька знал: если подразнить Рымшин велосипед как следует красной тряпкой, он наверняка выскочит из своей засады и бросится на Женьку.
   У чуднОго артиста, который молится на электрический счетчик и умеет глотать пинг-понговые шарики, наверняка должен был быть чудной велосипед.
   Совсем недавно точно такой велосипед Женька утопил в речке. До этого велосипед стоял на даче целый месяц, и мать каждый день говорила о том, что пора бы этому велосипеду возвратиться к себе домой, но сестра поднимала брови - они у нее толстые, как беличий хвост - и говорила, что не поведет этот велосипед к хозяину, хозяин должен прийти сам.
   Хозяин не приходил.
   А велосипеда уже не было.
   Но об этом не хотелось вспоминать: Женька надеялся, что Игорь Петрович - приятель сестры и владелец велосипеда - еще достанет свою машину со дня реки.
   Женька вошел в комнату.
   За столом сидела мать, сестра и неизвестно откуда взявшийся Игорь Петрович.
   У всех троих были кислые лица.
   Но когда Женька вошел в комнату, все трое, как по команде, улыбнулись, и он понял, что эти улыбки для него.
   Женька тоже выдавил из себя улыбку. Но ему было нехорошо.
   - Здрасьте, - сказал он.
   - Здравствуй, - сказал Игорь Петрович.
   - Вы приехали к нам...
   - Игорь Петрович приехал за велосипедом, - сказала сестра.
   - Вы приехали за велосипедом, - переспросил Женька.
   - Да. Думаю, ты покатался на нем достаточно.
   Тогда сказала мать:
   - Что вы! Мы не разрашали ему кататься совсем! Он проехал на нем всего один раз до речки и вернулся обратно...
   И хотя мать по незнанию говорила неправду, Женька, чтоб эта неправда звучала более убедительно, сказал:
   - Да, это так...
   - Но я вижу, ты не очень-то торопишься расстаться с моим велосипедом! - сказал Игорь Петрович и почти подмигнул. - А?
   Это подмигивание почему-то обнадежило Женьку.
   Он сказал:
   - Идемте, я покажу вам...
   Ему не хотелось говорить при всех о велосипеде. Он хотел говорить с Игорем Петровичем о велосипеде по-мужски: "Игорь Петрович, я буду собирать на пляже бутылки, но отработаю велосипед!"
   - Я уже видел его, - сказал Игорь Петрович. - И не делай больших глаз. Он стоит у крыльца.
   - Как тебе не стыдно! - сказала сестра Женьке. - Мы говорим, что ты катался всего один раз, а ты...
   Женька лихорадочно думал.
   Ему было ясно, что сестра и Игорь Петрович не помирились.
   Ему было ясно, что они меньше всего говорили здесь о велосипеде.
   Ему было ясно, что велосипед им нужен для того, чтоб больше не говорить при Женьке о том, о чем они здесь говорили.
   - Да, - сказал Женька, - я прокатился на нем до реки.
   Велосипед Рымши стоял на том же месте.
   Игорь Петрович внимательно осмотрел его.
   - Что осматривать-то, - сказал Женька.
   - Как тебе не стыдно, - сказала мать.
   Велосипед Игоря Петровича давно покоился на дне реки. Он утонул, когда Женька с приятелями делали из него "водяную машину". Утонули понтоны, утонул велосипед, и Женька едва выплыл. Женька, когда выплывал, очень надеялся, что сестра помирится с Игорем Петровичем и Игорь Петрович на радостях все простит.
   - Крыло поцарапано, - сказал Игорь Петрович.
   Женька промолчал. Ему было обидно за велосипед Рымши.
   - Мы вам заплатим, - сказала мать.
   Она вышла за Игорем Петровичем и Женькой и теперь наблюдала.
   А сестра не вышла. Значит, они не помирятся.
   - И сумочки с инструментами тоже нет...
   Рымше они были не нужны. У Рымши велосипед всегда в порядке.
   - Мы вам заплатим, - сказала мать.
   Женька готов был принести сумочку - она лежала под матрацем, но боялся, что явится Рымша и позор будет такой, что сестра не сможет больше ходить в институт.
   "Воры!" - закричит Игорь Петрович. И пойдет говорить об этом всем.
   - Так-так-так, - сказал Игорь Петрович и повел велосипед из сада.
   Вот он сел в седло, вот уже заработал педалями.
   - Он что, - облегченно спросил Женька, - поедет в город на нем?
   - Нет, - сказала мать, - до электрички.
   - В электичку не пустят...
   - Бог с ним! А тебе должно быть стыдно! Зачем ты ездил сейчас до реки?
   - Стыдно...
   - А теперь ты куда?
 
  - Скоро буду...
   Но Женька не надеялся, что скоро вернется. Он шел в милицию. Он шел в милицию заявлять на себя.
   На повороте ему встретился умытый Рымша. Он шел, помахивая полотенцем, и что-то пел.
   - Ты куда? - спросил его Рымша.
   - Да так, - сказал Женька.
   - А надолго?
   - Не знаю.
   Не очень-то скоро выпустят из милиции.
   - Ну, хорошо, - сказал Рымша. - Только не забудь, что сегодня мы смотрим загадочные картинки...
   - Не забуду, - вздохнув, сказал Женька.

   ...В единственной комнате отделения милиции было пусто, и Женька очень удивился, так как думал увидеть здесь толпу задержанных жуликов, а рядом должны стоять вооруженные милиционеры, и на полкилометра вокруг все должно было пахнуть порохом.
   - Ты куда, мальчик? - спросил Женьку младший лейтенант, который сидел за низенькой загородкой. На столе перед младшим лейтенантом лежала горка очиненных карандашей, а пепельница была набита стружкой.
   - Я украл велосипед, - безнадежно сказал Женька.
   Младший лейтенант по инерции еще продолжал очинивать последний карандаш, но потом вдруг остановился и сурово посмотрел на Женьку.
   - Зачем ты это сделал?
   Женька рассказал все как было.
   - Все это хорошо, мальчик, - подумав, сказал младший лейтенант, - то есть, плохо... Но сначала должно поступить заявление от потерпевшего.
   - От Рымши?
   - От него.
   - Ладно, - сказал Женька, - я ему скажу, чтоб он написал заявление...
   - Скажи, скажи, - обрадовался младший лейтенант. - Все это, конечно, формальность, но иначе нельзя... Вдруг ты все это придумал? Взял и придумал.
   - Я не придумал, - грустно сказал Женька.
   - Я тебе верю, - успокоил младший лейтенант. - Но только пусть он напишет заявление.
   Женька нашел Рымшу, который ходил по саду, разыскивая свой велосипед.
   - Женька, - сказал Рымша, - я ищу свой велосипед. Я могу поклясться, что оставил его час назад у клумбы.
   - Да, Сергей Борисович, вы оставили его у клумбы, но я, Сергей Борисович, отдал ваш велосипед...
   - И надолго ты его отдал? - озабоченно спросил Рымша.
   - Навсегда, наверное, - сказал Женька. - На вашем велосипеде уехал Игорь Петрович, и я не думаю, что он его вернет...
   - Но, Женька, - удивленно сказал Рымша, - у него же есть точно такой велосипед! Почему бы ему не уехать на своем?
   Запинаясь, Женька объяснил, в чем дело.
   - Ну, Женька, - сказал Рымша, - по тебе плачет детская колония!
   - Да, - сказал Женька, - я уже был в милиции.
   - В милиции?..
   Да, и они сказали, что вам надо писать заявление...
   Несколько минут Рымша оторопело разглядывал Женьку.
   - А ты помнишь, где ты утопил велосипед?

   - Куда мы идем? - спросил Женька Рымшу, когда они вышли на улицу.
   - К Коле, - сказал Рымша.
   - К какому Коле?
   - К спасателю.
   - А-а, - сказал Женька. - Так он, значит, полезет на дно и достанет велосипед.
   - Достанет, - сказал Рымша.
   - Я его знаю, - вспомнил Женька, - он все лето ходит в шерстяном свитере.
   - Потому что согреться не может: под водой холодно.
   - А откуда вы его знаете?
   - У-у, - сказал Рымша. - Мы старые знакомые.

 

   ...Вечером Женька и Рымша чинили и чистили основательно поржавевший велосипед.
   - Я давно собирался его перекрасить, - говорил Рымша. - Да все руки не доходили. Так что, в какой-то степени, ты оказал мне услугу. Но на будущее запомни... - тут Рымша сердито посмотрел на Женьку. - Больше перекрашивать я его не собираюсь...

1970-е
 
СКАЧАТЬ  рассказ бесплатно в электронной версии в формате: EXE * PDF