"...В книгах живут думы прошедших времен..." (Карлейль Т.)

Тайна


   Рассказ

   Леонид Сергеев
   Рис. А.Алексеева

   Когда я был мальчишкой, я все время ходил в синяках. Не потому, что я любил подраться, хотя, конечно,  и без этого не обходилось, но в основном потому, что я всюду лазил. На заборы, га лестницы, на столбы, на чердаки. На все, на чем бы ни останавливались мои глаза.
   Иногда, когда я слишком переоценивал свои возможности, я срывался и летел вниз. Чаще всего мне везло. Так с подоконника я свалился на кучу опилок,  с чердака - в стог сена, с сарая - в бочку с водой. Но и иногда плюхался и на землю.
   Каждый раз, увидев у меня новый синяк, мать начинала голосить:
   - Горе ты мое! Сколько раз тебе говорила, не лазай. Нет, не слушаешь мать. Вот так тебе и надо!
   И начинала делать примочки из теста и приговаривать уже тише:
   - У всех дети как дети. А этому все надо куда-то лезть. И ладно б по делу, а то ведь просто так.
   Потом с работы приходил отец, и мать ему говорила:
   - Вот полюбуйся на своего наследничка.
   Отец давал мне подзатыльник и говорил:
   - В один прекрасный день ты сломаешь себе шею. Так и знай.
   Все взрослые меня не понимали. Они только вздыхали:
   - Этот сорви-голова плохо кончит.
   Зато у ребят я был героем. Каждый мой синяк они рассматривали, как новый орден.
   Особенно мной восхищалась одна девочка. Она всегда так нежно смотрела на меня. А однажды, когда я свалился с дерева, подошла и прошептала:
   - Ты умеешь хранить тайны?
   - Умею, - выдохнул я.
   - Тогда дай слово, что про это никому никогда не скажешь.
   - Про что? - спросил я.
   - Про то, что я сейчас тебе скажу.
   - Даю слово, - сказал я и замер от любопытства.
   Девочка опустила голову и тихо сказала слова, от которых мне стало так приятно, что я покраснел.
   Через несколько дней она уехала из нашего двора, и больше я никогда ее не видел. Первое время, когда о ней еще вспоминали во дворе, меня так и подмывало рассказать эту тайну, но каждый раз я вовремя пересиливал себя и сдерживался.
   До того, как я стал взрослым, я умудрился разболтать все свои тайны. Только эту, самую маленькую, я храню в себе до сих пор. Может быть, потому, что с того времени я уже никогда не добивался такого успеха, хотя и старался вовсю.

(Журнал "Костер". 1970-е)