"...В книгах живут думы прошедших времен..." (Карлейль Т.)

Пузырьки (пьеса) д-е I



 

ДЕЙСТВИЕ   ПЕРВОЕ
 
Часть I
 
   Квартира Нечаевых. За столом работает Юра Нечаев, председатель совета отряда 7-го "А" класса. Перед ним большой разграфленный лист и стопочка каких-то бумажек, очевидно, квитанций.
ЮРА (бормочет). Семь да восемь - пятнадцать, да шесть - двадцать один. Один пишем, два в уме. Два да восемь - десять. Десять да семь - семнадцать да восемь...
   Входит Костя Нечаев, старший брат Юры.
КОСТЯ (снимая плащ). Меня никто не спрашивал?
ЮРА (не отрываясь от работы). ...Ы... Девять да четыре - тринадцать да восемь - двадцать один, один пишем, два в уме.
КОСТЯ. И не звонил?
ЮРА. ...Ы...
   Костя прошелся по комнате, потоптался возле телефона, вздохнул, обернулся к брату.
КОСТЯ. Ты обедал?
ЮРА. ...Ы...
   Костя выходит из комнаты. Через минуту возвращается со сковородкой в одной руке и   холодной котлетой в другой. Жует.
КОСТЯ. Ты уверен, что мне никто не звонил? 
ЮРА. Угу. (Вписывает что-то в разграфленный лист).


 
    Костя опять потоптался у телефона. Подошел к столу, заглянул через плечо брата.
КОСТЯ (с набитым ртом, сочувственно). М-м-м-м...
ЮРА (вздохнул). ...Ы... (Рассеянно взял со сковороды котлеты, жует).
КОСТЯ. Н-да... Картина, прямо скажем, мрачная. (Юра вздохнул). А кто в 7-м "Б" председатель?
ЮРА (с ненавистью). Рыжая Машка Грибоедова из сорок шестой квартиры.
КОСТЯ. Классно она вас обштопала. (Водит пальцем по разграфленному листу). Металлолом. Цветные металлы. Седьмой "А" - 10 килограммов, седьмой "Б" - 14. Черные металлы. Седьмой "А" - 197 килограммов, седьмой "Б" - 232. Макулатура... Ну, с макулатурой у вас вроде порядок. Зато аптечные пузырьки!.. М-м-м... Седьмой "А" - 28. Седьмой "Б" - 101. Ай да Машка! Ай да Грибоедова! Вставила вам фитиль с этими пузырьками.
ЮРА (с горечью). Да... С пузырьками мы того... (Похлопал себя по кончикам ушей). 
КОСТЯ (подначивает брата). Какой же ты председатель, если на таком участке того... (Похлопал себя по ушам).
ЮРА (многообещающе). Ничего... Мы сейчас бросаем все силы на пузырьки... У нас тут одна идея есть... Если получится, Машка засохнет от зависти.
КОСТЯ. Прямо!.. Так уж и засохнет.
ЮРА. Точно... вот только бы Акопян согласился помочь...
КОСТЯ. Какой это Акопян?
ЮРА. Гарик Акопян из нашего класса...
КОСТЯ. А что этот ваш Акопян может?
ЮРА. Гарик?.. Гарик все может! У него тетя в аптеке работает.
КОСТЯ. Ну и что?
ЮРА. Ничего... Там этих пузырьков - мильон!
КОСТЯ. Ну и что?
ЮРА. Чего ж тут непонятного? Мы просим Гарика, Гарик просит тетю, тетя приносит ему пузырьки, мы эти пузырьки сдаем, выходим на первое место в школе - рыжая Машка Грибоедова засыхает от зависти.
КОСТЯ. Постой, постой... Значит, вы просите Гарика?
ЮРА. Ага.
КОСТЯ. Гарик просит тетю... Ту, которая в аптеке?
ЮРА. Точно.
КОСТЯ. Тетя из аптеки дает вам пузырьки?..
ЮРА. И мы их сдаем!
КОСТЯ. Обратно в аптеку?
ЮРА. Конечно, не в "Гастроном".
КОСТЯ. Вы выходите на первое место...
ЮРА. Рыжая Машка Грибоедова засыхает от зависти.
КОСТЯ (разводит руками). Гениальный план.
ЮРА (гордо). А то!.. Только бы тетя не подвела. Гарик-то согласится.
КОСТЯ. А тебе не кажется, что все это - жульничество?
ЮРА (усмехнулся, посмотрел на брата с жалостью). Сказал... Жульничество... Не жульничество, а соревнование... Ты думаешь, Машка Грибоедова черные металлы где взяла?
КОСТЯ. Ну где?
ЮРА. "Где"... Не знаешь - не говори. Она со своими гавриками ночью железную ограду у сквера разломала.
КОСТЯ. Так это же разбой!
ЮРА (вздохнул). Ты что? Никогда в жизни металлолом не собирал, что ли? "Разбой! Разбой!" Какой разбой? Мы же не для себя берем, для государства!
КОСТЯ (с усмешкой). А-а... Ну, тогда, конечно, другое дело...
ЮРА. Из этой ограды, может, новый тепловоз построят. И напишут: "Пионерский"... А ты - разбой...
   Звонок. Костя бросается к телефону. Юра со снисходительной усмешкой смотрит на него: звонят-то в дверь. Костя, поняв свою ошибку, отходит от аппарата.
ЮРА. Да позвони ты ей сам... Вы что, опять поссорились?
КОСТЯ. Не твое дело... Иди открой...
ЮРА (направляясь к двери). Это Акопян, наверное... (Замялся). Слушай Костя... У нас тут разговор сейчас будет... Ну, насчет того самого дела... Ты бы пошел пока погулял. А то Гарик при тебе застесняется...
КОСТЯ. Гарик застесняется, а мне звонить должны...
   Юра вздохнул, покачал головой и пошел открывать. Через минуту  возвращается в сопровождении мальчика в очках, который тащит авоську, набитую аптечными пузырьками.
МАЛЬЧИК В ОЧКАХ (Косте). Здравствуйте.
КОСТЯ. Здорово, Акопян!
ЮРА. Это не Акопян, это Лаптев.
ЛАПТЕВ (вываливает пузырьки на стол). Вот.
ЮРА. Ух, ты! Где взял?
ЛАПТЕВ. Повезло. У соседки инфаркт, ей всякие лекарства тачками возят.
ЮРА (пересчитывает пузырьки). Сколько же тут! Раз, два, три, четыре... (Рассматривает у одного пузырька горлышко). Этот не пойдет. На горлышке трещина.
ЛАПТЕВ (заволновался). Где трещина, какая трещина? Это шов.
   Поглядели друг на друга, решили, что это все-таки шов.
ЮРА. Пять, шесть, семь, восемь... Молодец, Лаптев!.. Девять, десять... (Вдруг задумался. Повернулся к брату). Костя! Ты не знаешь, от инфаркта быстро поправляются?
КОСТЯ. Нет. Инфаркт - это месяца на три.
ЮРА (обрадованно). А-а-а! Одиннадцать, двенадцать...
КОСТЯ. Вот только, бывает, помирают от инфаркта.
ЮРА (вздрогнул). как это помирают?
КОСТЯ. Очень просто. Раз - и наших нету.
ЮРА. Это что ж... И соседка так может? Раз - и нету? А пузырьки? (Юра глубоко задумался). Слушай, Лаптев! Ты там скажи в квартире, чтоб ее не волновали, поберегли чтоб... Может, она тогда подольше поболеет... А?
ЛАПТЕВ. Я скажу.
ЮРА. И сам с ней повежливей так, пообходительней. Может, ей чего надо: за хлебом там сбегать или... в аптеку, за лекарством. Так ты не отказывайся. Мы тебе это потом как тимуровскую работу засчитаем. Понял?
   Юра собрал пузырьки со стола, перенес их в угол, где уже сложен другой хлам. Лаптев подошел к столу, водит пальцем по развернутому листу, шевелит губами, вздыхает.
ЮРА (подходя). Что вздыхаешь?
ЛАПТЕВ. Плохо дело.
ЮРА. Да брат... Ну ничего. Сейчас Акопян придет.
ЛАПТЕВ. Только бы Машка Грибоедова не пронюхала.
ЮРА. Не пронюхает, если сами не протреплемся. (Звонок в дверь). Акопян! (Побежал открывать. Остановился. Косте). Ты бы все-таки ушел.
КОСТЯ. Никуда я не уйду. Мне интересно.

  
Часть II
 
 
   Юра ушел. Возвращается с медлительным, грузным Петей Нечитайло. В руках у Пети какой-то сверток.
ЮРА (разочарован). Это не Акопян, это Нечитайло.
НЕЧИТАЙЛО. Здорово, Лаптев! А где Акопян?
ЮРА (нервно). Не знаю я, где Акопян!.. Пузырьки принес?
НЕЧИТАЙЛО. Нету пузырьков. (Кладет на стол сверток. Слышно, как что-то лязгнуло).
ЮРА. А это что?
НЕЧИТАЙЛО. Металл. (Не спеша начинает разворачивать сверток).
ЮРА. Черный? Цветной?
НЕЧИТАЙЛО. А черт его знает. Блестящий. (Развернул сверток, извлек четыре хромированных колпака с автомобильных колес).
ЛАПТЕВ. Что это?
НЕЧИТАЙЛО. Не видишь? Колпаки.
ЛАПТЕВ. Откуда?
НЕЧИТАЙЛО. От "Москвича". Совсем новый "Москвич" у нас во дворе стоит.
ЮРА. Ты что?.. (Покосился на Костю). Это же разбой.
НЕЧИТАЙЛО (обиделся). Какой разбой? Что я для себя брал?.. Из этих колпаков, может, тепловоз построят и напишут: "Пионерский". Скажи ему, Лаптев.
ЛАПТЕВ (растерян). Да я не знаю как-то... (Задумался). "Москвич"-то государственный?
НЕЧИТАЙЛО. Какой государственный! Что я,  ополоумел - с государственной машины колпаки снимать!.. Частный "Москвич"!
ЛАПТЕВ (обрадованно). Ну, если частный, тогда совсем другое дело...
НЕЧИТАЙЛО. Конечно... Стал бы я, если бы не частный...
ЮРА (сдаваясь). Ну, тогда дадно... (Понес колпаки в угол). А ты, Нечитайло, пузырьки ищи. Что значит - нету пузырьков? Вон Лаптев нашел...
 НЕЧИТАЙЛО. Где я возьму? Что я, не искал, что ли?
ЮРА. Плохо, значит, искал... На помойке смотрел?
НЕЧИТАЙЛО (помрачнел). Нет.
ЮРА. Почему?
НЕЧИТАЙЛО. Противно...
ЮРА. Смотри, какой гордый!.. Помойка ему не нравится... А на честь отряда тебе наплевать?! Да?
КОСТЯ (задыхаясь от смеха). Ой, не могу!
ЮРА (оторопел). Ты что?
КОСТЯ (отмахивается от него руками). Ой, помру сейчас... От инфаркта... Вот деятели...
ЮРА (разозлился). Ну чего ты? Чего ржешь-то? И вообще, чего ты тут сидишь, прислушиваешься?
   Костя смеется. Юра кинул на него испепеляющтй взгляд и шагнул к телефону. Набирает номер.
ЮРА. Будьте добры, позовите, пожалуйста, Ирину. (Костя моментально посерьезнел). Ирина? Здравствуйте, Ирина! Это Юра говорит, Костин брат.
КОСТЯ (пытается отнять трубку). Ты что? Совсем обалдел? Дай сюда!
ЮРА. Ирина, тут Костя от телефона не отходит, все вашего звонка ждет.
КОСТЯ. Замолчи!
ЮРА. Что?.. Почему сам не звонит?.. А он боится...
КОСТЯ (вырвал наконец трубку). Алло... Ирина? Да... Нет... Угу... Да... (Покосился на ребят. Все трое стоят, уставившись на него с нескрываемым интересом. Даже рты пораскрывали от любопытства). Угу... Нет... Да... Нет... Угу... Да... (Покосился на ребят). Я не могу говорить... Да... Где?.. Когда?.. (Положил трубку, начал поспешно натягивать плащ. Юре). Ну, погоди... Я тебе это припомню.
ЮРА. Иди... Иди... (Костя ушел). Смотреть противно, как он за этой своей Ириной бегает. (Звонок в дверь). Во! Умчался - ключизабыл... (Убегает. Из-за кулис слышны его возгласы). Акопян! Здорово! Наконец-то! Мы уж заждались... Раздевайся, проходи... (Вбегает в комнату. Вполголоса - ребятам). Акопян пришел. Вы только не вмешивайтесь. Я его сам обработаю. (громко). Заходи, заходи, Гарик.
   Входит Гарик Акопян. Он задумчив и рассеян.
НЕЧИТАЙЛО. Привет, Акопян.
ЛАПТЕВ. Здравствуй, Гарик.
ГАРИК. А?
НЕЧИТАЙЛО. Здравствуй, говорим.
ГАРИК. А-а... Здравствуй, Лаптев. (Рассеянно пожал руку Нечитайло).
НЕЧИТАЙЛО (удивлен). Ты что?
ГАРИК. А что? (Заметил свою ошибку, как-то странно засмеялся). Извини... Здорово, Нечитайло. (Пожал руку Лаптеву).
ЮРА (с удивлением наблюдает за странным поведением Акопяна). Садись, Гарик. Кушать хочешь?
ГАРИК. Спасибо... Я, кажется, обедал... (Несколько опомнился). Я, понимаешь, на минутку забежал. Мне тут еще кой-куда успеть нужно.
ЮРА (насторожился). Куда это?
ГАРИК (замялся). Так... по делу... Мама просила помочь, понимаешь.
ЮРА (пытаясь что-то сообразить). А-а. Ну да... Родителям надо помогать... А то, может, магнитофон послушаем? А?.. У меня записи - блеск! (Достает катушку с пленкой). Во! Танец с саблями! (Со значением). Музыка Арама Хачатуряна. Замечательный композитор. Тоже из Армении, между прочим.
ГАРИК. Я не люблю Хачатуряна.
ЮРА (озадачен). Как не любишь?.. Хачатуряна не любишь?.. Вообще-то я тоже не люблю...  А кого ты любишь?
ГАРИК (испуганно). Что?!
ЮРА. Кого любишь, спрашиваю?
ГАРИК (слишком поспешно). Никого я не люблю. С чего ты взял? Почему я кого-то любить должен? Глупости все это...
ЮРА. Как это никого не любишь? Армстронга не любишь? Симфоджаз не любишь?
НЕЧИТАЙЛО (вдруг заинтересовался) Чего?
ЮРА (отмахнулся). Сиди ты.
ГАРИК. Никого не люблю... Сколько времени? У тебя часы есть?
ЮРА (кивнув на часы). Полвторого. Вон они. (Подошел к часам, положил их циферблатом вниз).
ГАРИК (задумчиво). Полвторого... Час тридцать... (Лихорадочно шарит у себя в карманах, видимо, пытаясь что-то найти. Ребята с изумлением смотрят на него. Гарик заметил их взгляды). А? Что?..
ЛАПТЕВ. Ничего... Что с тобой сегодня? Чокнутый ты какой-то.
ГАРИК. Почему чокнутый?.. Я не чокнутый... Просто... я тороплюсь... Мама послала... А он тут про симфоджаз. Сам просил, понимаешь, по делу зайти, а сам - симфоджаз.
ЛАПТЕВ. Правда, Нечаев, чего мы человека задерживаем?.. Он же торопится...
ЮРА (недоволен, что ему рушат заранее разработанный план). Торопится... Торопится... Иди сюда. (Подходит к столу. Ткнул пальцем в большой лист). Смотри.
ГАРИК (подошел, рассматривает). Что?
ЮРА. Смотри. Я тут подсчитал... Это вот мы... А это рыжая Машка Грибоедова со своими гавриками. Вот. Гляди: цветные металлы. У нас - десять килограммов.
ГАРИК. Ага. А у них - четырнадцать. (Вдруг засмеялся).
ЮРА (покосился на Гарика). Черные металлы. У нас - сто девяносто семь.
ГАРИК (настороженно) А у них двести тридцать два! Во дают!
ЮРА (мрачно). А с аптечными пузырьками смотри что делается.
ГАРИК. Ага. Мы двадцать восемь. Они - сто один! Вот молодцы!
ЮРА (свирепея). Кто молодцы?
ГАРИК (не замечая его настроения). Грибоедовцы молодцы.
НЕЧИТАЙЛО (подозрительно). А чего это ты так радуешься? А?
ГАРИК (вдруг опомнился, посерьезнел). Кто радуется? Я радуюсь?.. С чего ты взял, понимаешь?
ЮРА. Ты думаешь, мы дураки? Да?.. Думаешь, мы ничего не замечаем?
ГАРИК (испуганно). Что вы замечаете?
ЮРА. На честь отряда тебе наплевать, вот что!
ГАРИК (с облегчением, радостно). А-а-а... Нет, мне не наплевать... Что ты? Разве мне наплевать?.. Я наоборот... Если я обрадовался, так я же не за них обрадовался... я за государство обрадовался...
НЕЧИТАЙЛО (недоверчиво). Чего-о?
ГАРИК (торопливо). Ну, конечно... Это же хорошо, что они много металла собрали. Из него, понимаешь, тепловоз построят и напишут: "Пионерский"...
ЮРА. А-а... Ну да...
ГАРИК (вдруг). Сколько времени?
ЛАПТЕВ (поднял часы, посмотрел). Без четверти два. (Положил часы обратно).
ГАРИК. Ага... Час сорок пять... Я пойду, ребята.
ЮРА. Погоди, успеешь... Это ты хорошо насчет тепловоза сказал... Только все равно обидно, что Машка нас обставила.
ГАРИК (весело). Конечно, обидно... Особенно с пузырьками. У нас двадцать восемь, у них - сто один...
ЮРА. Вот и я говорю... Металлы меня не очень беспокоят. Тут мы их догоним. А вот что с пузырьками делать? Послушай, Гарик, у тебя тетя где работает?
ГАРИК. Тетя Варя?
ЮРА. Ага.
ГАРИК. На телефонной станции...
ЛАПТЕВ и НЕЧИТАЙЛО (в один голос). Что?!
ЮРА (растерян). Как это на телефонной станции?
ГАРИК. Обыкновенно...
ЮРА. Слушай, Гарик... Ты ничего не путаешь? Это точно, что она на телефонной станции?..
ГАРИК (обиженно). Ничего я не путаю. Что я, понимаешь, не знаю, где у меня тетя работает?..
ЮРА (удрученно). Ну да... Конечно...
ГАРИК. Тетя Варя - на телефонной станции. Тетя Вера - в детском саду воспитательницей, тетя Зара - в сельхозснабсбыте.
НЕЧИТАЙЛО. А-а... Ну да...
ГАРИК. У меня все тети хорошо устроились. Вот только тете Маре не повезло. Она в аптеке работает.
ЮРА, ЛАПТЕВ и НЕЧИТАЙЛО (в один голос). Где?!
ГАРИК. В аптеке.
ЮРА (с облегчением). Фу ты... Молодец тетя Мара! А я уж думал...
ГАРИК. Что ты думал?
ЮРА. Так... Ничего...
ГАРИК. Сколько времени?
ЮРА. Да погоди ты... Слушай, Гарик. А как она, эта тетя Мара?.. Тебя она любит?
ГАРИК. Конечно. А как же? Родная тетя и вдруг, понимаешь, не любит?
ЮРА. Это хорошо, что она тебя любит...
ГАРИК. Меня все тети любят. И тетя Вера, и тетя Варя, и тетя Зара.
ЮРА. Вера, Варя, Зара. Это все мура. Главное, что тебя тетя Мара любит!.. Значит, так. Сейчас ты пойдешь к тете Маре...
ГАРИК (вздрогнул). Сейчас я не могу... Меня мама послала... Сколько времени?..
ЛАПТЕВ. Два часа.
ГАРИК. Я больше не могу, ребята. Я опаздываю...
ЮРА. Погоди. Сейчас ты пойдешь к тете Маре.
ГАРИК. Да не могу я сейчас!
ЮРА. Ну не сейчас, так позже. Как сможешь... Пойдешь к тете Маре и скажешь, чтобы она дала тебе пузырьки.
ГАРИК. Какие пузырьки?
ЮРА. Ясно, какие пузырьки... Аптечные.
ГАРИК. Зачем?
ЮРА. Да что ты какой-то бестолковый сегодня. (Подтолкнул его к разлинованному листу). Ты видишь, что делается? Скажешь тете Маре: горим! Выручай, тетя...
ГАРИК. Не сможет она.
ЮРА. Это почему?
ГАРИК. Наверное, у них эти пузырьки считанные.
ЮРА. Чудак человек. Ну и что же, что считанные?
ГАРИК. А если учет?
ЮРА. Ну и пусть учет. Мы же эти пузырьки у нее не насовсем заберем. Мы же их сегодня заберем, а завтра обратно отдадим. Понял?
ГАРИК (начиная соображать). Она нам, а мы... ей?
ЮРА. Ну да. Что нам пузырьки, что ли, нужны? Нам главное Машку Грибоедову обогнать.
ГАРИК. Ну да... Машку... (Вдруг). Сколько времени?
ЛАПТЕВ. Пять минут третьего.
ГАРИК. Ой! Я побежал. (Бросается к дверям).
ЮРА. Ну как? Договорились?
ГАРИК (в дверях). Договорились, договорились. (Убегает).
ЮРА (потирая руки). Ну, порядок. Теперь только бы тетя Мара согласилась...
ЛАПТЕВ. Не нравится мне Акопян сегодня. Куда он торопился? Время все спрашивал.
ЮРА. Он же сказал. Мама его послала. Может, к тете Варе или  тете Заре.
НЕЧИТАЙЛО. Мама послала. Если тебя мама куда-нибудь посылает, ты торопишься?
ЮРА. Ну, я... я совсем другое дело.
ЛАПТЕВ. Вот то-то и оно... Рассеянный он какой-то. Все время чего-то пугается.
ЮРА. Ерунда все это. Я лично ничего не заметил. (Звонок в дверь). Кто там еще? (Идет открывать. Возвращается с Таней Скрипицыной. Она возбуждена, чувствуется, что ее буквально распирает какая-то новость, но она считает ниже своего достоинства вот так, с ходу выложить ее).
ЛАПТЕВ (бесстрастно). Скрипицына.
ТАНЯ. Да! Скрипицына.
НЕЧИТАЙЛО. Здорово, Скрипицына.
ТАНЯ. Привет, Нечитайло.
ЮРА. Ты что, пузырьки принесла?
ТАНЯ. Лопнули наши пузырьки.
ЮРА. Как это лопнули?
ТАНЯ. А вот так! Сгорели синим пламенем.
НЕЧИТАЙЛО. Чего ты нам голову морочишь? Ты еще ничего не знаешь, а говоришь. У нас тут сейчас такой разговор был...
ТАНЯ. Я все знаю... Торопился Акопян?
ЛАПТЕВ. Торопился.
ТАНЯ. Вот, пожалуйста. А куда он торопился?
ЮРА. Его мама послала.
ТАНЯ. Три ха-ха!.. Ты знаешь, куда он пошел?
ЮРА. Куда?
ТАНЯ. В кино. На два пятнадцать. Вот куда. А знаешь, на какую картину он пошел?  
НЕЧИТАЙЛО. На какую?
ТАНЯ. На какую... "Любовь с первого взгляда". Вот на какую. До шестнадцати вход воспрещен.
НЕЧИТАЙЛО. Ну и что же? Я видел - мура. Все время целуются.
ТАНЯ. Много ты понимаешь! Замечательная картина.
ЮРА. Постой, Скрипицына. Он что, на эту самую "любовь"... один пошел?
ТАНЯ. Три ха-ха! Один... В том-то и дело, что не один.
ЮРА. А с кем?
ТАНЯ. С рыжей Машкой Грибоедовой из сорок шестой квартиры! Вот с кем.


Часть III
 
   Немая сцена.
ЮРА (после паузы). Та-а-ак... (Бьет себя по лбу). Дурак... Идиот...
НЕЧИТАЙЛО. Кто идиот?
ЮРА. Я идиот. Сколько раз  говорил: придумал что-нибудь - молчи. Делай свое дело... и помалкивай. Так нет. Мне же надо с друзьями поделиться. Товарищам рассказать. Этому лопуху. (Кивнул на Нечитайло). Этой трепухе. (Кивнул на Таню). Только идиот мог рассказать вам про Акопяна и его тетю... Звонари!
НЕЧИТАЙЛО. А чего ты оскорбляешь? Чего ты оскорбляешь-то? Ты сначала разберись, а потом оскорбляй.
ЮРА. Ах, разобраться?.. Хорошо... Ну, Лаптев протрепаться не мог. Я за него, как за себя, ручаюсь. Значит, кто-то из вас двоих. Ты, Скрипицына?
ТАНЯ. Очень мне надо.
ЮРА. Ты.
ЮРА. Нет, не я.
ЮРА. Врешь.
ТАНЯ. Дурак.
ЮРА. Убедила... Ну, ладно. Нечитайло, кому говорил про пузырьки?
НЕЧИТАЙЛО. Никому не говорил.
ЮРА. Может, случайно проболтался? Сказал, а сам забыл. А? Вспомни. (Нечитайло задумался). Ну? Вспомнил?
НЕЧИТАЙЛО. Вспомнил... Никому не проболтался.
ЮРА. Тьфу ты!
ЛАПТЕВ. Слушай, Нечаев. А почему ты решил, что кто-то проболтался?
ЮРА. Как же не проболтался! Откуда тогда Машка Грибоедова все узнала?
ЛАПТЕВ. А может, она ничего и не узнала?
ЮРА. Да ты что? Не слышал, с кем она в кино пошла? А на кой ей с Акопяном в кино ходить? Чего она там не видела?
НЕЧИТАЙЛО. Может, она эту карину не видела?
ЮРА. Нужна ей твоя картина! Что, я Машку Грибоедову не знаю? Сегодня она с Акопяном в кино, а завтра в аптеку - за нашими пузырьками. Усек? 
НЕЧИТАЙЛО. Усек... Ну, до чего хитра! Недаром я рыжих всю жизнь ненавижу.
ТАНЯ. Ой, мальчишки! Ничего-то вы не понимаете.
ЮРА. Ты все понимаешь.
ТАНЯ. Все... Ничего Машка не придумывала. И никакие пузырьки им не нужны.
НЕЧИТАЙЛО. А что же ей нужно?
ТАНЯ. Акопян ей нужен.
НЕЧИТАЙЛО. На кой?
ТАНЯ. Ни на кой. Просто у них с Акопяном любовь!
ЮРА. Чего-о?
НЕЧИТАЙЛО. Какая еще любовь?
ТАНЯ. Ну эта самая... С первого взгляда.
ЮРА. Ну это ты чушь какую-то плетешь! С какого первого взгляда? Они с Акопяном еще в детский сад вместе ходили.
ТАНЯ. Тем более! Значит, это у них серьезно.
ЛАПТЕВ. Глупости. Никакой любви не существует.
ТАНЯ. Еще как существует... Ты думаешь, я забыла, как ты за мной бегал?
ЛАПТЕВ. Чего ты врешь? Чего ты врешь-то? Кто бегал?
ТАНЯ. Ты бегал.
ЛАПТЕВ. Когда?
ТАНЯ. Тогда! В четвертом классе, вот когда!
ЛАПТЕВ. Не бегал я за тобой.
ТАНЯ. Нет, бегал!
ЮРА. Слушайте, вы! Может, вы в другой раз свои отношения выясните?
ТАНЯ. А что?
ЮРА. А то!.. Что с Акопяном делать будем?
НЕЧИТАЙЛО. А что с ним теперь сделаешь?
ЮРА. Как это что сделаешь? Что ж мы, так и подарим его Машке Грибоедовой?
ТАНЯ. А чего тут раздумывать! Все сто лет назад придумано, что в таких случаях делать надо.
НЕЧИТАЙЛО. А что надо?
ТАНЯ. Написать на стенках: "...Акопян плюс Грибоедова равняется любовь". Только побольше надо таких надписей. Чтоб они на каждом шагу в глаза им бросались.
ЛАПТЕВ. Не поможет...
ТАНЯ. Еще как поможет-то! Вот в пятом классе за мной Вовка Полосков бегал. Как про нас стали писать "Полосков плюс Скрипицына", так я к Вовке сразу весь интерес потеряла. Смотреть на него не могла.
НЕЧИТАЙЛО. Точно! А еще кричать можно: "Тили-тили-тесто, жених и невеста!"
ТАНЯ. Правильно. Это тоже хорошо помогает.
ЛАПТЕВ. А кто кричать-то будет?
ТАНЯ. Можно знакомых первоклассников подговорить. Еще лучше получится... Только первоклассники задаром кричать не станут...
НЕЧИТАЙЛО. Это уж точно.
ЮРА. Ну, с первоклассниками можно договориться... Только все равно мало этого: надписи да тили-тили-тесто... Надо что-то еще.
ТАНЯ. А что еще?
ЛАПТЕВ. Слушай, Скрипицына. А может, ты его просто отобьешь у Грибоедовой?
ТАНЯ (подумав). Нет... Не буду я его отбивать.
ЮРА. Почему?
ТАНЯ. Не нравится мне Акопян.
НЕЧИТАЙЛО. Грибоедовой нравится, а тебе не нравится?.. Воображаешь из себя, Скрипицына.
ЮРА. Ты же его не для себя отбивать будешь, а для всего отряда.
ТАНЯ. И для отряда не буду.
НЕЧИТАЙЛО (вдруг понял). Она боится.
ТАНЯ (слишком поспешно). Чего это я боюсь?
НЕЧИТАЙЛО (с усмешкой). Боишься. Грибоедова тебя отлупит.
ТАНЯ. Машка? Меня? Как бы я ее сама не отлупила!
ЮРА (вздохнул). Да нет, не выйдет у нее ничего...
ЛАПТЕВ. Почему?
ЮРА. Ты что, сам не понимаешь почему? Просто Грибоедова красивше нашей Таньки в тыщу раз.
ТАНЯ (задохнувшись от возмущения). Кто в тыщу раз?! Эта рыжуха в тыщу раз?! Да что ты понимаешь в красоте?! Ты, может, сам в нее влюблен? Так и скажи.
ЛАПТЕВ. Ну, тихо, тихо, Скрипицына. Успокойся.
ТАНЯ. А чего ты меня успокаиваешь? Вы меня не успокаивайте... Идите к своей Грибоедовой, целуйтесь с ней. (Направилась к дверям). До свидания.
ЮРА. Ты куда, Скрипицына?
ТАНЯ. Не твое дело! Грибоедову свою спрашивайте.
ЮРА. Да погоди ты!.. Ну на кого ты обиделась? На Нечитайло обиделась? Ты что, не знаешь, что он того? (Покрутил пальцем у виска).
НЕЧИТАЙЛО. Кто того? Я того?  Сам ты того... (Направился к дверям).
ЮРА (в отчаянии). Да вы что, обалдели все, что ли?! Еще не хватало нам друг с другом перессориться. В такой момент...
ЛАПТЕВ. Правда, ребята. Что для вас важней, личное или общественное?
НЕЧИТАЙЛО. А чего же он?
ЛАПТЕВ. Ну ладно, ладно... Довольно...
ЮРА. В самом деле, давайте лучше разберемся, чего мы надумали. Значит, так. Первое: надписи. Кто за это ответственный? Возьмешься, Лаптев?
ЛАПТЕВ. Хорошо.
ЮРА. Второе: договориться с первоклассниками насчет жениха и невесты. Ответственный - Нечитайло. Согласен?
НЕЧИТАЙЛО. Ладно.
ЮРА. Третье: отбить Акопяна у Грибоедовой. Ответственная Скрипицына.
ТАНЯ (саркастически). У меня же ничего не выйдет. Она же в тыщу раз красивее!
ЮРА. Ничего она не красивее. У нее лицо глупое... Правда, Лаптев?
ЛАПТЕВ. Точно.
ТАНЯ (удовлетворенно). А-а...
ЮРА. Значит, так... Надписи, первоклассники, Скрипицына... Что еще?
ТАНЯ. Для начала хватит. А там посмотрим...
ЮРА. Поздно будет смотреть, когда наши пузырьки в седьмой "Б" уплывут...
ЛАПТЕВ. А что еще можно?
   Нечитайло вдруг засмеялся каким-то торжествующим смехом. Все обернулись к нему.
НЕЧИТАЙЛО. Придумал... В газету про них написать надо!
ЛАПТЕВ. В стенную?
НЕЧИТАЙЛО. Зачем в стенную? В настоящую. Чтоб на всю страну. "Прав ли Гарик А.?"
   Все несколько ошарашены этим предложением.
ЮРА (взволнованно). Вот это да!
ЛАПТЕВ (с сомнением). Да-а... Нехорошо как-то...
ТАНЯ. А чужие пузырьки перехватывать хорошо?
ЛАПТЕВ. Все-таки на всю страну...
ЮРА. И правильно! Думаешь, только у нас такая Грибоедова? Они в каждой школе есть. Пусть знают!
НЕЧИТАЙЛО. Точно.
ЮРА (выдирает из тетради листок). Давай, Лаптев, садись. Пиши.
ЛАПТЕВ. А что ж ты сам-то?
ЮРА. У меня почерк некрасивый.
ТАНЯ. А я из принципа не буду. Пусть Нечитайло пишет.
НЕЧИТАЙЛО. Я напишу. Подумаешь! Испугались, так и скажите.
ТАНЯ. Ничего мы не испугались. Ты придумал, ты и пиши.
НЕЧИТАЙЛО. И напишу. (Взял бумагу, перо. Собрался писать, задумался. Обвел всех растерянным взглядом). А что писать?
ЮРА. Пиши: "Прав ли Гарик А.?" Написал?.. Теперь с новой строчки. "Дорогая редакция..."
   Нечитайло пишет.
 
Занавес.



- 1 - 2 - 3 -