"...В книгах живут думы прошедших времен..." (Карлейль Т.)

Застава на Якорном поле 2








Владислав КРАПИВИН
Рисунки Е. Медведева

Застава на Якорном поле
Повесть-сказка

2. Игра в шары. Росток

    Его тряхнуло - нервно и жестко. Словно голой рукой задел открытые контакты блока питания в домашнем комбайне "Уют". (Уют уютом, а трахает так, что озноб в каждой клеточке тела и волосы торчком.)
   Он коротко вздохнул, замер. Не от испуга, от неожиданности. Но... и от испуга тоже. Хотя чего бояться?
   Да, не было на Кольце такой станции. Ну и что?..  Значит, построили...  Чего вздрагивать-то?..  А когда построили?  И разве сумели бы так незаметно?  Прошлый раз он ехал здесь неделю назад...  А может, это какой-то временный объезд?  Но такой станции никогда не было нигде...  Какое там наверху может быть поле?  Между станцией "Солнечные часы" и "Площадью Карнавалов"?..  А может, это какое-нибудь незаметное кафе с таким названием  или  кинотеатр?..  Ну да, разве стали бы называть их именем станцию!

   И все-таки, что ты так подскочил...  Ёжики?  Аж сердце колотится. Будто ночью, когда снится падение с Соборной башни и просыпаешься, хватая воздух... Так нельзя, не надо.
   Нужно выйти и посмотреть, что это за новое явление на Большом Кольце. На дороге, к которой он привык настолько, что чувствовал себя почти хозяином. Все было так знакомо, и вдруг...  
   Ну ладно, он успокоился. По крайней мере почти успокоился. Ехал и ждал. Не только станции. Вообще ждал...
   Казалось, поезд увяз во времени. Ёжики вскинул глаза на вагонные часы. Желтые цифры на круглом угольном табло менялись очень медленно, секунды как бы застревали в черном безвременье. Можно было не спеша сосчитать до десяти, пока одна сменит другую...  Наконец замороженное время лопнуло, как тугая пленка. Желтые секунды замелькали, пневмотормоза плавно зашипели, мамин голос (будто не в динамике, а рядом, у плеча) сказал:
   - Станция "Якорное... поле"
   Ощутимым, как теплое дыхание, живым было ее ласковое пришептывание. А после слова "Якорное" мама чуть запнулась, сделала маленький вдох.
   Ёжики метнулся с дивана, дверь отошла. Он шагнул на перрон... и остановился - будто носом о стенку.

   Нет, стенки рядом не было, но теснота станции поражала. Не зал, не привычный яркий вестибюль, а небольшой подвал. Серая бетонная комната, голые, без плафонов трубки ламп. Ёжики быстро оглянулся. Поезду не хватило места, он ушел головой в туннель, и только два последних вагона оказались у платформы.
   "А как же выходят из остальных? А где же?.."  Мысли отсек резкий шелест и стук задвинувшихся дверей - без объявления! Поезд взял с места сразу, так быстро, что воздух взвихрился, рванул капитанку, щекочуще закрутился у ног и задергал так и не застегнутые ремешки сандалий.
   Ёжики сел на корточки, машинально сцепил пряжки и, не вставая, осмотрелся опять. Вот что еще удивляло (и странно пугало даже): не было противоположного перрона, не было полотна для встречных поездов. В пяти шагах от Ёжики плиточный пол смыкался со стеной. На ней - ни указателей, ни привычных стеклянных букв названия. Лишь белой краской - аккуратно, однако явно ручной кистью, даже без трафарета - на бетоне крупно выведено:
ЯКОРНОЕ ПОЛЕ

   Яркость букв и сама необычность названия спорили с унылостью бетона. А кроме того, гнетущую придавленность и тесноту разбивало желтое окно. Большое, с переплетом в виде буквы Т, как в старых домах, оно не ярко, но празднично светились в левой торцовой стене.
   Ёжики, привыкая к странности случившегося, тихо подошел. За окном была ниша с грубой облицовкой из песчаника. Там, за стеклами, под светом скрытых наверху ламп стояла метровая модель парусного корабля.
   Судя по всему, это был старинный галеон - с высокой узорчатой кормой, с фигурой морской девы под крутым бушпритом, на котором подымалась тонкая вспомогательная мачта. А основных мачт было четыре - все в переплетении сеток и снастей, увешанных тяжелыми горошинами блоков.

   Ёжики когда-то любил рассматривать такие модели в музеях. И при этом он думал не столько о приключениях и дальних плаваниях, сколько о мастерах. О тех, живших в прошлые века людях, которые строили эти маленькие корабли. Как они в комнатах, заваленных толстыми кожаными книгами, с медным звездным глобусом в углу, при свете масляного фонаря плели хитроумный такелаж, резали из коричневого дуба узоры, клеили слюдяные окна кормовых надстроек. В песочных часах шуршала сухая струйка, за стенами, у близкого мола, вздыхало море, и стекла подрагивали в частых переплетах...

   Люди эти были, конечно, старые капитаны - мудрые, много повидавшие на своем веку. Жаль, что их уже нет.
   И эта модель, без сомненья, была очень старая. Тоже, наверно, из какого-то музея. Дерево от древности стало все одного, почти черного цвета. И снасти такие же. Материя туго скатанных, привязанных к реям парусов сделалась кофейно-бежевой. Лишь точеные столбики подставки светились новой лаковой древесиной. Нижними концами они уходили в толстый слой песка и мелких ракушек. Под этим слоем угадывалось тело небольшого якоря, а перед моделью, у самого стекла, торчала из песка треугольная красно-ржавая лапа...

   Ёжики смотрел на это, рассеянно отмечая, что на снастях кое-где серая пыль, что пушечные люки закрыты, в слюдяных фонарях на корме белеют крошечные, но, кажется, настоящие - наполовину сгоревшие - свечки, а в закрепленном на палубе баркасе лежит  бочонок величиной с наперсток.
   А среди мелких ракушек валяется сухая крабья клешня.
   От якорной лапы Ёжики опять скользнул взглядом по мачтам и вантам, вздохнул, слегка потянулся. Положил сцепленные пальцами ладони на темя - была у него такая привычка.

   ...Когда-нибудь Матвей Юлиус Радомир станет взрослым и, возможно, прочитает старинное сочинение под названием "Книга кораблей". И там ему попадутся слова капитан-командора Космофлота Элиота Красса д'Эспиносы - командира знаменитой "Терры": "В тяжкие времена безотчетного страха и неясности судьбы я нашел простое и доступное всякому лекарство от душевной смуты: в Доме Капитанов я неспешно разглядывал судовые модели. Созерцание крошечных каравелл и фрегатов, где сочетались  неторопливая мудрость, кропотливость мастеров с воспоминаниями о плаваниях вокруг неоткрытого мира, успокаивает человека, возвращая ему равновесие духа, ясное сознание и надежду..."


   Сейчас ничего этого Ёжики не знал. Но успокоенность уже пришла к нему. Он с ровным, неторопливым любопытством разглядывал галеон, покачивая разведенными в стороны локтями и трогая коленом холодную цепь ограждения.
   Провисшая цепь была натянута у окна между низкими чугунными столбиками. Приглядевшись, Ёжики понял, что это старые корабельные пушки. Они были врыты в пол вниз дульными срезами. Цепь, несомненно, тоже была с корабля: якорная, массивная, с поперечинками в каждом звене. Ёжики еще раз толкнул тяжелые  кольца коленом, сел на цепь боком к окну, покачался.
   Осмотрелся опять.

   Теперь тесный бетонный подвал не был унылым и гнетущим. Окно с моделью сделало его каким-то домашним.   Уютно щелкали часы над темной аркой туннеля. Они показывали, что прошло уже семь с половиной минут, а следующего поезда все не было. Странно...  Эта странность, однако, не тревожила Ёжики. Даже тихо радовала. Так же как и то, что не было на станции ни одного человека. Громадный город, казалось, остался далеко-далеко - с его колоссальными коробками домов, вокзалами, миллионами людей, с лицеем, с Кантором...  с несчастьями. Сидеть бы здесь, качаться бы вот так долго-долго...

   Но все-таки надо было узнать, что за Якорное поле там, наверху...
   Ёжики встал. И только сейчас понял, со станции нет выхода.
   Ой, нет, выход, кажется, был. Только тоже очень странный. В противоположной торцовой стене, слева от туннеля, чернел узкий пустой прямоугольник.
   Оглянувшись еще на окно с галеоном, Ёжики протопал через подвал и шагнул в темноту.
   Темнота была лишь несколько шагов. Потом за плавным поворотом коридора засветилась под потолком лампочка. За ней еще, еще. Закругляясь, коридор пошел вверх, началась крутая лестница. Никаких тебе эскалаторов. Стертые ступени, стены из бугристого камня. Скорее всего это был остаток древнего крепостного подземелья, к которому прилепилась станция.

   Ёжики поднимался не спеша. Раскинув руки, трогал неровности теплых стен. Лестница тоже не торопилась, делая округлые повороты. Но в конце концов забрезжил впереди уличный свет. И тогда - в смешанном свете лампочки и дня - Ёжики увидел на лестнице шар.
   Он лежал в выемке ступени, темный, блестящий, размером с небольшое яблоко. Ёжики поднял его. Шар оказался тяжелый, из литого вишневого стекла. Ёжики глянул сквозь него на лампочку - в стекле забрезжил рубиновый огонек.
   Перекладывая находку из ладони в ладонь, Ёжики поднялся к выходу...

   Если бы он однажды вышел из своего дома и вместо привычного садика с кафельным бассейном и фонтаном увидел незнакомый двор, то, наверно, испытал такое же чувство.
   Сейчас он был уверен, что окажется где-то неподалеку от площади Карнавалов, увидит башню старой ратуши с курантами и гигантский стеклянный карандаш отеля "Трамонтана". Но увидел он обширный бугристый пустырь. С пологими холмами и купами деревьев по краям. За деревьями не было и намека на город. Только в двух сотнях  шагов раскинулось  угловатой подковой приземистое здание красного кирпича. Длинное, с тремя рядами узких черных окон. Посреди его стояла широкая квадратная башня с зубцами и покосившимся флагштоком.

Ёжики растерянно глянул назад. Оказалось, он вышел из каменного домика, похожего на старинную трансформаторную будку, какие иногда попадаются еще на окраинных улицах. Но города не было и здесь. Позади будки тянулся прямой и неширокий канал, облицованный серым гранитом. Справа и слева, далеко, он уходил в нависшие деревья. Ёжики вышел на берег. Здесь на низких каменных постаментах лежали два адмиралтейских якоря. Ржавые, трехметровые. Они были положены наклонно, упирались в плиты деревянными поперечниками-штоками. Дубовые штоки были изъедены морским червем,  их железные оковки кое-где лопнули. 


   Ёжики задумчиво потрогал якорную лапу. Он почти не удивлялся. Так не удивляются странностям во сне. Он глянул вниз. У берега к вделанному в гранит кольцу была привязана лодка. В ней тоже лежал якорь, но маленький и новый. Лодка была неподвижна, потому что не двигалась и темная гладкая вода. "Холодная", - подумал Ёжики и даже передернул плечами.
   
   Впрочем, зябкости в воздухе не ощущалось. Но не было и липкой духоты, как в городе. Все здесь оказалось не так. Воздух стал ясным, в нем растворялась прохлада, с еле заметным запахом северных тополей. В небе исчезла желтизна. Часть его укрывали серовато-белые, с пасмурным налетом облака, и солнце пряталось за ними. Но половина неба оставалась чистой и светилась бледной голубизной, в которой был уже намек на вечер.

   Ёжики опять  взглянул на кирпичное, похожее на крепость здание. И пошел к нему по траве. Среди тишины и безлюдья.
   Невысокая трава казалась седой от множества отцветших и опушенных семенами одуванчиков. Они были крупные, с кулак Ёжики. Он старался не задевать пушистые эти шары, но их было очень много, и семена-парашютики то и дело стаями взлетали до колен. Тогда он перестал смотреть под ноги и снова глянул кругом.
   И увидел то, что раньше не бросилось в глаза. Всюду были якоря.

   Заросшие, ушедшие в землю почти целиком, наполовину или совсем немного, они лежали и торчали там и тут. Маленькие, как в лодке, и крупные, и громадные, как на камнях у канала. Большей частью ржавые, но были такие, что темнели чистым железом. Чаще всего попадались якоря старых, знакомых по картинкам форм, но встречались и современные - с поворотными и выдвижными лапами, хитрыми скобами, изогнутыми и составными штоками...  В общем, куда ни глянешь - якорь. Видимо, сюда их свозили отовсюду - и те, что снимали со старых кораблей, и те, что находили на дне моря, на местах давних битв и крушений. Как в музей под открытым небом. Свозили, свозили и забывали...
   
   Несколько больших якорей стояли на пригорках, как памятники. Один из них - четырехлапый, со странно выгнутым туловищем-веретеном - показался Ёжики особенно интересным. Он пошел к этому якорю, а навстречу, из-за бугра, вышли трое ребят.
   Девочка и двое мальчишек.
   Старшему было лет четырнадцать, девочка - наверно, ровесница Ёжики, а младший - совсем пацаненок, лет восьми. Подходили медленно, и Ёжики успел разглядеть каждого.


   Малыш босиком, в голубой полинялой майке и серых, похожих на юбочку штанах: они забавно болтались вокруг бедер. Большеголовый он был и чумазый, или такой чернявый, или просто казался неумытым. Девочка в бледно-желтом клетчатом платьице, а поверх него - замшевая курточка без рукавов и со шнурками вместо пуговиц. Старший в зеленой рубашке и пятнистых, как у десантников из кино, брюках-комбинезоне. Он и девочка - светлоголовые, с тонкими, даже острыми лицами и спокойными глазами. Они шли шеренгой (малыш посередине) и смотрели на Ёжики. По-хорошему смотрели, он сразу понял, что от них не будет ни обиды, ни насмешки.
   - Здравствуй, - сказал старший, когда все остановились. И Ёжики поймал себя, что ответил лицейским коротким наклоном головы (вот ведь въелось все-таки!). И торопливо сказал:
   - Здрасте... - Замигал от неловкости. Старший мальчик спросил с ноткой тревожной заботы:
   - Скажи, ты кого-то ищешь?
   - Я...  нет. Не знаю. Я ехал, и тут эта станция. Раньше не было. Я пошел...  Посмотреть...
   Девочка слегка улыбнулась и сказала участливо:
   -  Ты, наверно, пришел поиграть?
   - Не знаю. Поиграть... как?
   - Ну, у тебя же вот... - Она острым подбородком указала на шар в руке у Ёжики.
   - А...  Я нашел его там, на лестнице. Иду, а он лежит...
   - Тогда это, значит, мой! - подпрыгнул чумазый пацаненок. - Он вчера укатился, а мы не нашли!..
   - Филипп! - строго сказала девочка.
   Мальчишка со странным взрослым именем Филипп дернулся, отвернулся. Глянул из-за плеча, как сердитый вороненок из-за приподнятого крылышка.

   Было немного жаль находку, но как препираться с маленьким. Да к тому же, это и в самом деле его шар, наверное...
   - Возьми, раз твой...
   Филипп обрадованно потянул руку, а старший сказал мягко, но решительно:
   - Так ведь нельзя. Кто нашел - того и шар. А хочешь, чтобы снова твой был, надо выиграть.
   - Ну, тогда давайте играть, - потребовал Филипп громко и со слезинкой.
   - А правда, - примирительно проговорила девочка. - Пошли играть в шары.
   - А...  как это? - Ёжики никогда не слышал про такую игру.
   - Да просто это. Любой сразу поймет, - сказал старший мальчик. - Пошли, площадка тут рядом...

   Пока шагали, Ёжики спросил наконец:
   - А что здесь такое? Ну, вокруг, вот это...
   Старший мальчик (он шел впереди) ответил сразу, но со спрятанной неохотой:
   - Так, заповедник. Старый...
   - Музей?
   - Ну...  вроде...
   - А еще застава, - сунулся сбоку Филипп. - Видишь кронверк! - Он махнул в сторону красного дома. - Там раньше пушки стояли, а теперь...
   - Фи-ли-пп, - сказала девочка. А старший быстро спросил у Ёжики:
   - Но скажи, ты правда никого не ищешь?
   - Да нет же...  Кого мне искать?
  В душе уже появилось чувство, что он и правда хочет найти кого-то или что-то. Но как скажешь о неясном?
   - А может, ты тоже пограничник? - опять ввинтился в разговор малыш.
   - Фи-ли-пп...
   Он снова превратился в сердитого вороненка:
   - Ну чего...  Спросить нельзя.
   Ёжики сказал, чтобы замять размолвку:
   - Это, что ли, игра такая - в пограничники?
   - Вроде... - отозвался старший и быстро глянул на Филиппа. - Вот, пришли...

   Среди мелких горок открылась хотя и заросшая, тоже в одуванчиках, но ровная поляна.
   Игра в шары оказалась похожей сразу на крокет, бильярд, гольф и кегельбан. Но правила  и правда были нехитрые. Нужно было пустить по земле свой шар, попасть им по другому и тот, другой, загнать в лунку или воротца из проволоки. Лунка - три очка, воротца - пять, а через воротца в лунку - сразу пятнадцать. Кто сто очков набрал, тот и победитель.
   Тяжелые, из небьющегося сплошного стекла шары, без задержки летели  сквозь траву, стряхивали одуванчики. Рикошетно стукались друг о друга - чак, чак...  Все одного размера, блестящие, но такого красивого, как у Ёжики, вишневого, больше не было. Или белые, прозрачные, или бутылочно-зеленые, да еще два лимонных...

   Ёжики увлекся игрой. Он купался в веселой беззаботности: как птаха, удравшая из клетки. Все вокруг было так непохоже на недавнюю жизнь, на лицей, на громады и многолюдье мегаполиса. И дышалось так...  ну, будто долго-долго сидел он в духоте липкой желтой палатки, и вдруг кто-то с размаху распорол тканевый полог. И оказалось, что снаружи - чистота и свежесть...  Он сбросил капитанку, и невысокое солнце, выбравшись из-за облака, трогало ему плечи пушистыми осторожными лучами. Ёжики смеялся, отдувал от лица семена-парашютики и пускал сквозь траву скользкий шар. Научился он быстро...

   Где-то позади азарта и радости в памяти у него сидело: "Надо все-таки выяснить до конца, откуда станция и что за Якорное поле..."  Но шары притягивали к себе, и порой казалось даже, что это не совсем игра, а еще и задача. Словно у Кая в сказке про Снежную королеву, когда он должен был сложить из льдин заветное слово. Если Ёжики выиграет, может случиться что-то хорошее. Или раскроется какая-то загадка. "Какая?" - облачком набегала секундная тревога. И улетала...

   Никто пока не выигрывал. У всех почти поровну очков, даже Филипп отстал ненамного. 
   - Филипп, у тебя совесть-то есть? Опять шар пяткой подталкиваешь?
   - Я?!  Подталкиваю?!  Рэм, ну чего она!..  Мне камешек под пятку попал, нога и дернулась!  А шар и не двинулся...
   - Не ходил бы босиком. не попадались бы камешки, - снисходительно сказал старший мальчик.
   В ребячьих компаниях, когда собираются для игры,  не принято знакомиться специально. Имена узнают между делом, в считалках, в перекличках...  Итак, Филипп и Рэм. Девочку же окликали коротко: "Лис!"  А полное имя Ёжики узнал, когда поспорил. Она сказала:
   - Постой...  Твой шар сдвинул воротца.
   - Где же сдвинул! - Ссориться не хотелось, но "ёжики" в характере ощетинили колючки. К тому же, сдвинутые воротца - это минус десять очков. - Их просто стеблем качнуло. А стебель ведь не шар!
   - Но все равно же сдвинулись, - спокойно сказала она.
   - Но я-то при чем?!
   - Но они же даже чуть не опрокинулись...
   - Елизавета, - насуплено сказал Рэм.

   "Лис" лучше, чем "Елизавета", - подумал Ёжики и быстро глянул ей в лицо.   И встретился с ее глазами: светлыми, серовато-синими и чуть обиженными. И неожиданно затеплели уши.
   - Правда...  сдвинулись, - пробормотал он. И тихо выдохнул: - Извини.
   Елизавета-Лис прикусила губу, дернула себя за светлый, почти белый локон у щеки.
   - Да нет...  наверно, в самом деле травой качнуло...
   - Чтоб не спорить, пусть перебьет, - решил Рэм.
   - Ага, как же! - обиженно взвыл Филипп. - Как для моего шара подставка, так сразу "пусть перебьет"!
   Шар Ёжики лежал в метре от лунки на ровной, накатанной полосе - прямо сам просился в ямку. Бить должен был Филипп и, конечно, не хотел упускать момент.
   - Ладно уж, бей, - сказала Лис, неловко отвернувшись от Ёжики. -  Пусть он бьет, мальчики...
   - Пусть... - прошептал Ёжики.

   Филипп деловито подтянул штаны и пустил свой белый шар. Он ударился о вишневый, тот подкатился к лунке. Но нехотя. И сантиметрах в десяти замер.
   Стало понятно, что Филипп вот-вот заревет.
   - Он очень метко бьет, - утешительно заметил Рэм. - Только силы немного не хватает. Тяжелые все-таки шары-то...
   А вишневый шар полежал, качнулся вдруг, почуяв неприметный уклон, и скатился в лунку.
   - Ура-а!! - Филипп выхватил его, перекинул из ладони в ладонь. Теперь он мой насовсем!  Я его три  раза подряд загнал!  Вчера два раза и сейчас!  Если третий раз подряд. значит, совсем...
   - Филипп, ты что!  Вчера же другая игра была! - как-то беспомощно возмутился Рэм. - Вчера же мы без.. ну, не вчетвером же играли!  Если бы ты вчера трижды загнал...
   - А я виноват, что он потерялся?! - Филипп опять стал рассерженным птенцом вороны.
   - Да пусть берет...  Бери насовсем, - сказал Ёжики. И снова быстро глянул на Лис.

   Филипп засопел победно, затолкал шар в карман штанов-юбочки. Карман отдулся, штаны сразу поехали вниз. Он подхватил их, подозрительно глянул: не смеются ли?  Никто не смеялся. Тогда он засмеялся сам, вытащил опять шар. Поморщился:
   - Царапается... - Затолкал в карман полруки и достал что-то  спрятанное в кулаке. Протянул кулачок Ёжики, разжал: - На...  Это тебе за шар...
   На ладони лежал черный якорек. Такой маленький, что можно было бы спрятать в грецкий орех. Славный такой.
   Ёжики оглянулся на Лис и Рэма: "Можно взять?"  Лис кивнула, якорек упал к Ёжики на ладонь, и все склонились над ним.
   - Кроха какая, - ласково усмехнулась Лис. - Где взял, Филипп?
   - Утром, под лопухами...
   - Ишь какой пророс, - заметил Рэм.
  "Пророс?...  Что они, растут здесь разве?..  А ведь и правда - Якорное поле..."

   Якорь-росток был в точности как настоящий - адмиралтейской формы, с деревянным, набранным из крошечных реек штоков, с ювелирно-тонкими скобками-бугельями на них, с кусочком якорной цепи...  Зацарапался у Ёжики какой-то намек на догадку...
   - Спасибо, Филипп...
   - Ага...  А тебя как звать-то? - Филипп, он без лишних церемоний. Взял да и спросил.
   Как ответить?  "Ёжики"?  Но это не для случайных знакомых.
   Пускай они хорошие, но ведь не мама, не Ярик...  Сказать "Матвей"?  Но он же не терпит, когда так зовут его, это отдает лицеем... И он растерянно сказал свое второе имя, которое раньше лишь писалось в документах:
   - Юлиус...  Юлеш...
   -  Или Юлек? - спросила Лис.
   - Ага...
   Пускай он будет для них Юлеком. Не все ли равно?  И все-таки он чувствовал неловкость, как от обмана. И поэтому слишком пристально смотрел на якорек.

   Такой крошечный...  Конечно, это шутка, что он вырос здесь. Наверно, от какой-то модели. От маленькой...  Если прикинуть к тому галеону, то годится он там лишь для палубного баркаса...
   Галеон в желтом окне вспомнился отчетливо. Как-то сразу. И так же сразу, резким толчком вернулась тревога: "Где я?  Что же все это?"
   Он дернул на бедре клапан бокового кармана, сунул туда якорек, суетливо, почти испуганно оглянулся.
   - Ребята. А...  какой это заповедник?  Откуда он тут взялся?
   - Всегда здесь был, - сказала Лис. - Он старый...  Видишь, кронверк, - она махнула белым хвостиком волос, - это остатки крепости. Сейчас там ничего нет...
   - А почему не видно города?
   - Холмы же, - быстро сказал Рэм. - И деревья. Если забраться на башню, все видно. И город...
   - А станция...  Откуда она взялась?
   - Ну, откуда берутся станции... - чуть улыбнулась Лис.
   - Но ее же никогда не было!  Она где?  На Кольце?  Или это радиус?  Может, тупик какой-то?

     Филипп, который был занят шаром, вдруг поднял голову и сказал солидно:
   - Скорее уж не тупик, а тамбур...
   Рэм   п о с м о т р е л  на него.
   - Наверно, она на Кольце, Юлеш...  Ты ведь ехал по Кольцу? Ну, вот...
   Обращение "Юлеш" царапнуло Ёжики, но это была мелочь.
   - Почему же я раньше здесь не проезжал?  Я знаю все Кольцо.
   - А раньше станции и не было, - как-то нарочито легко отозвалась Лис. - То есть была, но...  не станция. А теперь приспособили. Поезда-то пошли три дня назад...  Да, Рэм?
   - Да, - нахмуренно согласился он. - Первый поезд пустили позавчера. А до того никто и не пытался.
   - Да, но как же... - И Ёжики замолчал. Все вопросы стали неважными. Кроме одного. Того, что беспокойно и неосознанно зрел в нем и теперь взорвался - короткими слезами и вскриком. И нестерпимой, как боль, надеждой!
   
   Он бросился с поляны к будке, где вход на станцию!  Кажется, ребята что-то кричали вслед. Он мчался, рвались под ногами стебли, сквозь подкладку кармана больно царапал кожу якорек. Липли к мокрым щекам седые семена...  Вход, лестница...  Вниз, вниз!  На стремительном повороте он чиркнул плечом о камень, вырвал клок из короткого рукава майки...  Вот и подвал, желтое окно с черным кораблем!  Не до него сейчас!  У перрона блестит стеклами хвостовой вагон.
  Пусто в вагоне...
   Ёжики боком повалился на замшевый диван. Дернул из-под пояска подол майки, отер лицо...  Отдышаться бы...
   - Осторожно, двери закрываются...
   "Мама!"
   - ... Следующая станция - "Площадь Карнавалов".
   Значит, все-таки Кольцо!
   За "Площадью Карнавалов" - станция "Большой Маяк". На ней главный диспетчерский пункт Кольца. Там, конечно, знают все!  Должны знать...

_______________
 
%